Elegant Rose
Вверх страницы
Вниз страницы

Три Мушкетера: Тайны Французского Двора

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » "Неожиданная встреча" или "Это судьба?" (12 ноября 1626г.)


"Неожиданная встреча" или "Это судьба?" (12 ноября 1626г.)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Анри де Буа-Траси и Бернардита Гутьеррес
После бала прошло несколько дней и жизнь стала налаживатся. На службе все было спокойно, с супругой Анри наконец-то смог установить контакт. Однако сердце все же было будто свинцовым. Давно граф не чувствовал никакой легкости. Но вдруг, в одном из кварталов он встретил человека, которого просто не могло быть в Париже, с которым он давно попрощался.

0

2

Анри закончил со всеми своими делами. Он должен был встретиться с одним человеком, и эта встреча прошла очень успешно и очень быстро, что не могло не радовать.
День был прекрасным, и это поднимало настроение, хотелось каких-то свершений и неожиданностей.
Да, Анри, сейчас допросишься, придет к тебе гонец от кардинала и отошлет тебя либо в Лондон, либо в Сибирь, и будешь ходить радостный.
Анри улыбнулся своим мыслям и провел рукой по бороде, как ни крути Камилла сумела повлиять на мужа, чтобы тот отрастил себе усы, но Анри пошел дальше и отрастил еще и бородку, однако завивать волосы он был не готов, отговариваясь тем, что он не барышня, а он воин.
Черный кожаный жакет, черный плащ до колена, высокие сапоги, сбоку шпага, на голове шляпа с большим белым пером, все скромно, но со вкусом. "Идет темная рука справедливости Кардинала." Весело подумал де Буа-Траси и заметил небольшой переулочек.
Я никогда раньше там не бывал... Впрочем, чем не день для маленьких открытий? Пойду посмотрю что там.
Этот переулок вел к улице, на которой виднелись богатые жилые дома.
Кажется, я знаю эту улицу, но даже не думал, что сюда можно попасть так. Надо запомнить, очень удобно будет знать, если придется сбегать.

+1

3

День сегодня выдался до невозможности размеренным, неторопливым и скучным. Бабушка с самого утра уехала в гости к своей хорошей знакомой, несмотря на обещание показать любопытной родственнице все самые красивые места Парижа. Нет, вид из окна тоже был неплох, но за два дня, которые Берни провела, сидя в четырех стенах, девушка была готова взвыть от скуки. Все попытки вырваться на волю одной жестко пресекались на корню.
- Бернардита! Это новое место, новые люди. Я тебя знаю, ты и шагу не сделаешь, а уже потеряешься, - тяжело вздыхала старая графиня де Клермон, - Разбери вещи, а завтра я тебе все покажу.
И вот оно завтра, а Берни так и сидит в гостиной, пролистывая книгу.
Сначала лишили бала, теперь свежего воздуха лишают, - надула губки маркиза, - В конце концов, я уже достаточно взрослая!
Решительно вскочив, малышка уверенно поднялась наверх. Найдя самое простое, из всех имеющихся нарядов, платье сочного травянистого оттенка, Мишка тихо выскользнула на улицу. "Налево или направо, налево... или направо? Право". Развернувшись, девушка неспеша пошла по каменной плитке, попутно глядя на фасады домов, облака и виднеющиеся из-за крыш верхушки деревьев.
Главное, не уйти далеко, - шевельнулась вялая мысль, - осмотрю квартал и вернусь домой до бабушки.

0

4

Анри вышел на улицу на которую вел переулок. И действительно. очень удобный переулок. Надо за...
Внутри графа все оборвалось, его тело оцепенело, а дыхание стало сбивчивым. Сердце застучало в бешеном ритме, вытанцовывая уже казалось бы забытый танец, вызывающий бурю эмоций и переживаний. Он потерял дар речи и не мог вымолвить ни одного слова, он не мог осознать того, что видел, хотя он видел все столь четко и ясно.
"Этого не может быть, она не может быть тут, она не может... Я ведь уже попрощался с ней..."
Свет вокруг начал тухнуть, растворяясь в повседневных реалиях. Сейчас он видел только один свет, который исходил для него. Голова абсолютно отказывалась выдавать разумные мысли, и лишь только сердце понимало, что происходит: оно с каждым ударом переполнялось теплотой и болью. Тянущей болью, которая постепенно скрывалась под накатывавшими потоками радости и счастья.
На губах Анри появилась улыбка. Он выдохнул и помотал головой, будто отгоняя вернувшееся к нему наваждение, но оно не проходило, оно было реальным.
Радость и эмоции, которые пробудились в нем, заставили будто в забытьи подбежать к девушке. Он был готов в охапку схватить ее, однако он только немного успел развести руки, как подсознание остановило его, от проявления столь явных чувств на открытой улице, где его легко могли узнать.
Он сверху посмотрел на девушку, его глаза наполнились теплотой, и он готов был пустить скупую мужскую слезу, голос его дрожал, его рассудок был на грани безумия, а сердце вырывалось навстречу его солнцу.
- Мишка... как? - только и выдохнул Анри, с теплотой и неверием смотря в лицо девушки.

+1

5

Задумавшись об особенностях и отличиях французской архитектуры от испанской, Берни едва успела затормозить, когда перед ней возник черный силуэт.
Этот парфюм... Широко распахнув зеленные глаза, девушка с удивлением и недоверием смотрела на молодого мужчину. Солнце, светящее за его спиной, создавало зловещий и в то же время ослепительно прекрасный образ.
Сердце бешено колотилось в груди, а все заготовленные на этот случай фразы предательски разбежались в разные стороны, попутно перемешавшись. Соберись! Мы же готовились! Берни раскрыла рот, но ту же захлопнула его. Да она готовилась, даже не так - спроси вы ее пять минут назад, она точно сказала бы вам, что готова к этой встрече.
-Это ты... - улыбка вышла глупой и грозила вот-вот расплыться еще шире, - а я... А я вот тебя ищу, - при этом Мишка развела руками, как бы показывая место поиска.
Боже, какой он красивый. Еще лучше, чем мы помнили... хотя разве может быть лучше?
-А вот усы лучше сбрить. Ой... прошу прощения - малышка испугано прикрыла рот ладошкой и вся залилась румянцем. Замечтавшись, она сама не заметила, как говорит вслух.
По внутренним ощущениям, сердце покинуло пределы организма и теперь танцевало Кенари на башнях собора Парижской Богоматери, горланя непристойные песни. Ты стоишь, пялишься на него и улыбаешься. Тебе не кажется это странным?

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (19 Ноя 2012 22:31:12)

+1

6

Он затуманенными от страсти глазами смотрел на девушку, он не знал куда ему деться, и как поступать, его душа рвалась наружу, его эмоции были еле сдерживаемыми.
Ты искала меня?.. Дурочка, я же погублю тебя... Ты же знаешь, что я связан... Но, я так счастлив, что ты тут...
- Прошу прощения...
Он ласково улыбнулся и прикрыл глаза, убивая в себе всю боль от ситуации, в которой он находился. Рядом с ним была девушка, которую он любил, за брак с которой он бы многое отдал, и с которой он не может быть вместе.
- И видно судьба вновь свела меня с тобой. Я даже не знаю, как оказался тут, будто само провидение меня сюда влекло.
Он ухмыльнулся и кивнул в сторону переулка, показывая жестом, чтобы Бернардита шла за ним.
Каждый шаг то отдавался болью, то переходил в великую радость и счастье. Пара шагов, и они скроются от лишних глаз, и он сможет убедится, что это она, что она рядом, что сам бог, дьявол, судьба, жизнь, их желание привели ее сюда.
Они скрылись в тени стен, и Анри, не сдерживая себя, взял ее лицо в ладони и пристально посмотрел в ее глаза.
Да, она не изменилась, и она точно такая же, какой он вспоминает ее. Каждая ее черточка уже навсегда засела в его душу, врезалась в его сердце и наполнилась удивительной краской - любовью.
Он впился в ее уста своими губами, заканчивая эту пытку - находиться так близко к ней и не сметь коснуться ее.
Он тихо выдохнул, отодвинувшись от нее, и, не выпуская ее лица, провел большими пальцами по ее щекам.
- Это действительно ты. Не проходило и дня, чтобы я не думал о тебе, я думал, что больше никогда не увижу тебя. Ты тут надолго? Где ты живешь? Я не могу..
Он снова поцеловал ее.
- Я не могу оторваться от тебя, я так скучал.
Он снова запечатлел страстный поцелуй на ее губах.

+1

7

- Анри, мой милый Анри, - зарывшись рукой в темные волосы, Мишка старалась запомнить каждое мгновение. "Боже, я все же нашла тебя..."
- И больше никуда тебя не отпущу, - прошел уже год с их последней встречи, но чувства молодой Гутьеррес остались неизменны. Все с той же искренней и безграничной любовью смотрела она на своего давнего спасителя. Какое же счастье вновь ощущать тепло его прикосновений, чувствовать нежность его губ!
Но чем слаще становились поцелуи любимого, тем больше хотелось ей закричать на него, обвинить, сказать, как плохо было ей одной. "Когда ты уехал... видит Бог, я была готова убить тебя. Как ты мог, мы ведь даже толком не попрощались!" Очередной поцелуй. "Подумай хорошенько. У него есть жена, служба, тебе не кажется, что это было нормальным исходом? Ведь мы изначально знали, как все будет. Зато сейчас он здесь, с тобой. Он скучал по тебе и вместо того, чтобы наслаждаться моментом столь долгожданной встречи, ты хочешь повести себя как законченная истеричка?" Нет, она не может сказать ему. Это будет нечестно и несправедливо. Она же видит -  ему тоже больно.
- Я... я не знаю. Возможно, на год, если буду хорошо себя вести, - губы сами собой расплылись в озорной улыбке, - Ты знаешь Марию де Клермон? Это моя бабушка, сейчас я живу у нее.
На секунду радостное настроение покинуло Бернардиту. Улыбка стала усталой, в глазах промелькнула грусть. Раз - и малышка снова озаряется счастливой улыбкой.
- Я тоже скучала. Очень-очень, - нерешительно обняв Анри, Берни продолжила, - Знаешь, когда я ехала, то боялась, что не найду тебя... но стоило мне пересечь границу и... Я осознала, что тебе не спрятаться, ведь я - лучший сыщик всех времен, - рассмеявшись, закончила малышка. Зеленые глазища весело смотрели в светлые глаза напротив.

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (11 Май 2013 15:15:45)

+2

8

Вот, это была она. Та женщина, о которой мог и должен был мечтать любой. Она любила, она поддерживала, ценила и она была искренней.
Анри сдерживал скупую мужскую слезу, и смеялся вместе с ней.
Она была его Ангелом, его Музой, его Солнцем, его Луной.
Она была так отважна и не похожа духом на других дам. И она никогда не сможет быть по настоящему его. Впрочем, он мог легко получить развод, назвав Камиллу бесплодной, но это было бы нечестно и не по совести. Хотя граф отложил эту мысль в голове.
- Да, видно не врут люди про горячих испанских девушек, - улыбнулся Анри и прижал Берни к себе. - Да куда бы я от тебя делся... я бы просто не мог тебя забыть.
А Анри пытался. Он пытался не думать о ней, но не мог. Де Роган просил назначения в Испанию, но Кардинал говорил, что после того, как там стабилизировалась обстановка, хватало пары мальчишек, а опыт де Буа-Траси нужен был в Англии. А просто поехать в Испанию он не мог, и соврать Камилле тоже, та бы быстро всё пронюхала, а он все-таки берег честь его семьи.
- Я буду молиться, не переставая, Богу и Провидению, что ты тут. Но мы не можем просто стоять тут, как бы я не желал. Думаю, я должен сопроводить тебя домой...

+1

9

Девушка пожала плечами. Должен, так должен. Ей же сейчас было все равно. Наверное, это болезнь или она сошла с ума. Иначе как объяснить эту пустоту в голове, где вертится одна единственная строчка "я бы просто не мог тебя забыть". Оказывается, для того, чтобы почувствовать себя счастливой, по-настоящему счастливой (настолько, что она готова бегать по кругу, подпрыгивая и издавая бессвязные междометия), нужно совсем немного.
- Тогда давай не будем тут стоять, - улыбаясь, девушка осторожно, как если бы он мог исчезнуть от малейшего прикосновения, взяла любимого за руку, - здесь недалеко, пойдем.
Переключиться на составление обратного маршрута было тяжело. Огромным плюсом являлся тот факт, что девушка твердо помнила, как ни разу не сворачивала с прямой, а значит, поиск поместья не должен составить труда.
Сейчас, на пути к дому, она даже и не думала рассматривать окружающее ее великолепие французских улочек. Городские виды? Архитектура? Да кому это теперь интересно!
Щебеча о всяких глупостях, Берни сопровождала свое повествование активной (порой может даже чересчур активной) жестикуляцией. Свободная правая ладошка без устали описывала в воздухе различные силуэты, сложные конструкции. Эстет внутри убеждал, что нужно остановиться, но гремучая смесь эмоций, бурлившая внутри Гутьеррес, препятствовала этому. Если она не может позволить себе поверещать от восторга, то хотя бы ручкой помашет.
- Я слышала, у вас проходил бал, - не устояла Бернардита, - ты мне расскажешь о нем? - ох, любопытство переполняет ее, и это без труда можно прочесть во взгляде зеленых глаз. Обогнав Анри на пару шагов и один раз покружившись вокруг себя, малышка пристроилась слева от графа.

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (19 Авг 2014 02:36:52)

0

10

Анри улыбнулся.
- Балы в Париже обычное явление, и я уже не нахожу в них ничего увеселительного, но я уверен, что тебе бы понравилось. Там было много дам, одетых дорого и красиво, но большинство обычно горит желанием выделиться и напоминают собой павлинов, которые готовы вместить перья куда угодно - в волосы, платье, веера и обвешаться бриллиантами и жемчугами, напоминая вешалку для украшений. Никакой эстетики, одна отнюдь не изящная небрежность. Мужчины тоже весьма любят вести себя, как петухи и уподобляться дамам, что весьма не мило смотрится. Однако человек с чувством вкуса и иронией может найти разглядывание гостей весьма забавным занятием. Честно говоря, я этим и спасаюсь.
Анри все еще не верил своим глазам, что Берни была рядом, в Париже. Он был уверен, что его чувства будут таиться только в его памяти. Только теперь надо было сделать так, чтобы избежать слухов. Надо будет сообщить Камилле, что прибыла его знакомая из Испании, которую он встретил, так он обезопасит и Берни.
- Как поживает твоя тетушка? Что нового в Испании? - мягко улыбаясь, спросил Анри.

+1

11

Бернардита с восторгом слушала о прошедшем мероприятии. Вокруг нее прямо из-под тротуара вырастали мраморные колонны; фасады домов смыкались, превращаясь в громадные резные своды с мерцающими и  витражами; на подобии светильников кроны деревьев сверкали и переливались в лучах солнца, пока легкий ветер играл с изумрудными, рубиновыми и цитриновыми листочками; выставленные вдоль домов кадки с цветами становились знатными дамами и кавалерами. Роковая красотка в пышном платье, усыпанном шипами - маркиза Роз - заигрывает с молчаливым и задумчивым Шиповником; галантный Нарцисс, завороживший своей красотой всех вокруг, приглашает скромную, потупившуюся от смущения, Фиалку в бешеный пляс, Розалии, Гортензии расступаются, давая влюбленным пройти.
Всю картинку портил одинокий темный силуэт, притаившийся за спинами остальных придворных. Он назойливо маячил, привлекая к себе внимания, но тут же исчезал, стоило задержать на нем взгляд.
Граф продолжал говорить, а Гутьеррес все глубже погружалась в свою фантазию. Как наяву, представляла она себя огненной левизией - яркой и одновременно удивительно нежной. Величественно шествовала она со своим возлюбленным эээ... Дойдя до Анри, девушка потерпела неудачу. Ей никак не удавалось придумать цветочный образ любимого, когда неясная темная фигура вышла из круга танцующих. Там где она ступала, мраморный узорчатый пол начинал трещать, рассыпаться покореженными осколками, являя под собой обыкновенную мостовую брусчатку. Исчезла она так же внезапно, как и появилась, оставив после себя лишь горечь на языке. Зато мрачное видение вдохновило и в голове сходу возник нужный цветок.
Клематис.
В детстве это пышно цветущее растение вместе с кустами гибискуса, украшало ее крохотный садик, но было столь капризно, что ей быстро надоело ухаживать за ним. Свою любовь к крупным насыщенно фиолетовым цветам девушка пронесла через года и до сих пор с нежностью вспоминала их сложный привередливый характер. Наверное поэтому она вспомнила о них! Ведь к де Буа-Траси она испытывает точно такое же глубокое и искреннее чув…
Снова темный силуэт. Он ворвался в ее сказку грубо и с напором, распахнув тяжелые створки дверей в конце улицы, и теперь уверенными шагами шел прямо на девушку. Деревья и дома, приобретали свои обычные очертания, когда незнакомец оказывался рядом. Шлейф из черного непроницаемого тумана волочился за ним, поглощая пестрых напомаженных дам и выплевывая отцветающую зелень в потрескавшихся кадках. В десяти шагах он резко остановился, внимательно посмотрел на спутника девушки и исчез.
- Теперь я жалею еще больше, что пропустила торжество! - девушка подняла свое личико наверх и подставила его теплым солнечным лучам, отгоняя мрачные мысли. Она хотела поделиться волшебным замком с Анри, но не знала, как показать его ему. - А в Испании все точно так же, как до твоего отъезда. Кажется, время остановилось и вновь пошло лишь полчаса назад. - короткая улыбка, - в общем, ничего интересного.
Темная фигура, внезапно заслонила собой свет, тихо подкравшись из-за спины и встав прямо перед Гутьеррес. Теперь она узнала ее. Черная графиня гибискус - Та-другая-женщина - стояла над ней источая угрозу и ледяное презрение. Ты все портишь, как всегда все портишь! - с обидой в голосе закричала Бер. - Это только моя фантазия, прочь! Не только время остановилось, в тот момент, как граф пересек границу Испании. Растущее чувство ревности и зависти поселилось в чистой душе. Уходи! Та-женщина ехидно скалиться, нарочито медленно пятиться назад, не спеша исполнять приказ. Несколько бесконечно долгих секунд и с глухим чпоканьем она рассеилась.
В тот же момент тихая просьба непроизвольно сорвалась с губ:
- Потанцуй со мной, - Хочу оказаться на Ее месте. Но нужно спешить, пока образ бесконечного волшебного зала, уже начинающий трещать под натиском жестокой реальности, не развеялся.
Мишка душит в себе рвущуюся наружу ревность, съедающую изнутри - нельзя сомневаться, нельзя чтобы ее светлый ангел догадался о недостойных мыслях, вертящихся в ее голове. Но не может избавиться от гнетущего ощущения присутствия Той-другой-женщины между ними. Наверняка он танцевал с Ней, его женой. Их руки мягко соприкасались во время минуэта. Возможно даже... не думать об этом! Конечно же, ему не было приятно. Да она, скорей всего, осталась дома. Занудная старуха, не умеющая веселиться. Сколько ей? Двадцать пять? Двадцать шесть?
- Здесь и сейчас, ведь улица пуста. Пожалуйста, всего один танец. - Бернардита предано заглядывает в светлые глаза. Она помнила графа де Буа-Траси человеком, способным поддержать любые ее затеи, даже самые безумные.

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (6 Ноя 2014 00:35:20)

+2

12

Анри не мог оторвать взгляда от молодой испанки. Казалось его сердце давно так не билось, казалось воздух не был таким освежающим, а женский запах дурманящем.
Он испытывал к Камиле когда-то те же чувства, но время забирает романтику, забирает любовь. А может, это у него не все так хорошо? Хотя, почему он думает что плохо? Почему последнее время он так сильно жалеет себя, почему пытается убедить себя, что с Ками ему не по пути? А ведь все началось тогда, когда он впервые повстречал Бернадит. Эту легкую, упоительную женщину с дурманящим запахом наивности и чистоты. Она была так невероятна, что заставила видеть Анри вокруг себя весь мир в серых тонах, и забыть кто он и откуда. Это было тогда в Испании, в стране жаркого солнца, где в деревнях стоит дурманящий запах апельсинов. И вот она стоит тут, пахнет солнцем и воспоминаниями.
Она мило отводит глаза, и сердце графа останавливается. Он хочет припасть к ее губам подобно жаждущий желает напиться из ручья. Эгоизм Анри велит ему крепко обнять девушку и не отпускать ее, сбежать с ней. Но гордость и воспитание позволяют лишь смотреть на нее, и испытывать невыносимую душевную боль.
И кажется Анри нравилось, это мазохистское чувство: желать то, что рядом, и не сметь получить это.
Де Буа-Траси осознавал свой эгоизм и низменные желания, и он понимал, что девушка достойна чего-то лучшего, чем он. Человек, который всегда пытался следовать закону чести, он облажался, и от этого ему хотелось бежать как можно дальше, от этой сказочной феи. Но ноги его не слушали, его сердце не желало отдаляться от нее.
Ее неожиданная просьба мягко сказать ошеломила графа.
- Прямо тут? - удивленно хохотнул Анри, и осмотрелся. Улица была действительно пуста, и ничего ин не мешала.
Граф мягко улыбнулся и поклонился даме, подавая ей руку.
- Прекрасная мадмуазель, окажите мне честь, и подарите мне танец, на этой пустынной улице.
Сама судьба издевалась над мужчиной, она кидала в объятия Анри ангела, которого он желал, но быть с ним не мог.
Анри взял девушку за руку и приподнял ее ставя в позицию, после чего каблуком сапога выбил такт и двинулся в ритме беззвучного менуэта.
Так близко, и так далеко. Они сейчас находились с ней. Анри казалось он уже видел большой зал дворца, где он танцует вместе с ней, казалось он слышал музыку придворного оркестра, но эти мечты, быстро пропали, но глаза Бернардиты, которые смотрели на него были реальны и были рядом.

+2

13

Две статные фигуры кружат на пустынной мостовой, а вокруг рушится мир. В том месте, где соприкасаются их ладони, происходит взрыв. Ярчайшая вспышка света - и мощная огненная волна бьет прямо в грудь, выбивает остаток воздуха из легких, переворачивает все с ног на голову, проникает под кожу, жаром разливается по венам, грозясь расплавить ее на месте.
Гутьеррес хочется громко смеяться. Откинуть голову назад и хохотать, как сумасшедшая.
Каждое новое прикосновение сопровождается новой вспышкой, новым взрывом, еще один, и еще, и еще. Улица вокруг полыхает, со стен домов падают обугленные карнизы, ставни, в оконных проемах полыхают кружевные занавески, все фасады становятся одинаковыми под слоем копоти и золы, а они кружат внутри этого маленького, их личного, апокалипсиса.
Ее сказочный мир тоже не выдерживает очарования момента. Люстры все разом срываются вниз. Восхитительные драгоценные камни разбиваются и брызгами разлетаются по сторонам. Но ни один осколок не задевает молодых. Далее начинают разваливаться ранее потрескавшиеся стены; они складываются на подобии карточного домика, рассеиваясь разноцветным туманом, так и не долетев до земли. Нетронутым остается лишь маленький участок пола, парящий в раскаленной, искрящей вселенной, где под музыку несуществующего оркестра, двое выплясывают, все более ускоряя темп.
Все придворные-цветы растворились, осталась лишь черная тень Той-женщины. Пара танцует внутри огненного кольца, возведенного Гутьеррес, и она может лишь молча наблюдать со стороны за счастьем Бернардиты. Захлебываться собственной желчью, скрипеть зубами от зависти, но сейчас ей ее не достать.
Да-да, Мишка счастлива, улыбка озаряет ее лицо и не сходит с него. Она буквально светится изнутри. Она в своей стихии, и с наслаждением девушка отдается во власть пламени, разрастающегося в груди.
Кажется, де Буа-Траси владел техникой гипноза, иначе, как объяснить ее состояние? Глаза начинают болеть от невозможности моргнуть, но девушка, будто в трансе, не смеет первой прервать зрительный контакт. Для нее жизненно необходимо раз за разом теряться под мягким нежным взглядом светлых очей. Он ласкал, обволакивал, обещал защиту от любых напастей.
"Люблю".
Маленькое слово причиняет невероятную боль, бередит незаживающую рану внутри. Она хочет кричать об этом на весь белый свет, но не может признаться в этом даже Анри. Каждый раз горло будто сжимает невидимая рука, и все, что она может, это - смотреть на него так, словно видит в последний раз в жизни, и надеяться, что опытный мужчина сам все поймет и верно истолкует.
.
.
Sting – Shape of my heart

+3

14

Бернардита. Это имя звучало в голове не переставая, стучало в висках и заставляло забывать обо всем вокруг. Забывать о Париже, о проблемах, о политике, о том, что их может кто-то увидеть, о Ками.
Все расплывалось вокруг, была лишь она. Только она. Такая родная, такая красивая, такая беззащитная. Ее глаза, они будто кричали в лицо графа о ее чувствах. О столь сильных чувствах, что де Буа-Траси стал бояться этого безудержного пламени.
Берни беспощадно сжигала, она поглощала всего Анри своим огнем, своим открытым взглядом, своим бесстрашием. Граф был готов сгореть, упасть в эти языки, и лишь тонкая грань самообладания удерживала его на самом острие ножа.
Анри изящно поклонился и отстранился от девушки, и его сердце неприятно екнуло, не желая отдаляться и отпускать девушку.
Но танец надо было заканчивать, надо было переступать через себя и помнить, что жизнь это далеко не роман для дам из высшего света. Это темные линии бытия, разрушающие мечты.
Что-то внутри неприятно сжалось. Анри понял, что это укол совести, ведь он совсем недавно желал наладить свои отношения с женой, и у него это неплохо получалось, и он так хотел ребенка...
Граф очаровательно улыбнулся Бернадит, и подал ей локоть.
- Уже появляются люди - время для вечерней прогулки. Думаю, наш танец придется перенести до лучших времен. Я и так слишком скомпрометировал тебя.
Анри пытался сделать голос как можно более нежным, но Анри не покидало ощущение, что он будто бы отдалил Берни от себя.
Почему он так себя вел? Потому что не хотел, чтобы его увидели знакомые и все сообщили Камилле, это бы лишь отдалило их... А разве ему не все равно? Но это не главное, главное - репутация Бернадит. Незамужней женщине быть в компании с женатым мужчиной чрезвычайно опасно. Сейчас Анри осознавал, что в сложившейся ситуации все равно пострадает одна из двух.
Но Анри не мог отпустить Бернадит, не мог кому-то позволить обладать ей, касаться ее, целовать ее и чтобы кто-то смел называть ее своей. Это была Его Берни, его испанская мечта, его неприкасаемый ангел, и его адское пламя.
- Я думаю, твоя бабушка уже сообщила о твоем прибытии, и я уверен, что на ближайшее мероприятие и увеселение тебя пригласят. Всем же интересно, что это за испанское чудо мадам де Клермон.
Казалось, они шли медленно и никуда не торопились, но дом Берни был уже в нескольких метрах от них, и наступало неприятное время - время прощаний. Он не мог ее задерживать, это бы вызвало слишком много вопросов. И хоть его сердце разрывалось, Анри был человеком чести.
- Я надеюсь, что мы увидимся. Моя сердце принадлежит тебе, я хочу чтобы ты это знала, и я не хочу, чтобы у тебя были проблемы из-за меня. Я слишком неправильный провожатый для тебя, - Анри полуулыбнулся.
Если бы он хотя бы дружил с семьей де Клермон, то это было бы не ток страшно, но... но...
- Я рад, что ты... ты приехала в Париж... - тихим шепотом проговорил мужчина, отводя взгляд.

+1

15

Сожжена дотла. Сведена с ума глазами напротив. В отличие от мужчины, ее ничего не сдерживало, и она давным-давно признала свое поражение перед коварным французом, похитившим ее сердце. На протяжении года она медленно мучила себя и приучала любить, как бы странно это не звучало. Вместо того, чтобы отпустить сказочного принца, свою первую симпатию, - любовь!, - она сохранила его образ, довела до совершенства и срослась с ним.
Сейчас это был танец на тлеющих углях гордости Гутьеррес. Если Он попросит, она поползет за Ним на коленях через весь Париж, будет пресмыкаться, беспрекословно подчиняться и молча ненавидеть себя за это.
Это одержимость Им. Это необходимость в Нем. Это она принимает за любовь.
- Ты прав. - Губы шепчут еле-еле, а взгляд уткнулся в дорогой ворот рубашки. - Спаси... спасибо тебе. - На середине фразы девушка сбивается и делает глубокий вдох. Как давно она сдерживала дыхание? Голова кружится, и Бернардита крепче сжимает надежную мужскую руку, невольно сминая ткань камзола. Голова опущена, чтобы случайно не пересечься взглядом. Девушка опасается, что в противном случае вновь выпадет из реальности, попав под искусные чары, а ей нужно придти в себя, вернуть ясность рассудку.
Смутное чувство досады оседает на ней липким слоем. На секунду испанке почудилось, что ледяная колючая стена отчуждения пролегла между ней и ее милым. Мужчина, кажется, и сам понял допущенную ошибку, поспешил исправиться, растопив весь холод своим завораживющим голосом. И она верит его нежности, весело щебечет:
- Главное, я увижу тебя. Все остальные не имеют для меня значения. - Преданная пташка графа. Она говорит, как ни в чем не бывало, так чтобы Анри не мог заметить тень ее сомнения.
Пара продолжает свой путь и все это время, Берни неустанно делится идеями для будущего платья, вспоминает несколько забавных историй, произошедших после отъезда Анри, но как бы медленно они не шли, поместье неумолимо приближается.
"Конец. Нужно… проститься? Так скоро?"
Сердечко девушки сжалось от боли, когда они остановились. Пришло время отпустить его, "опять". Отпустить домой к Той-другой-женщине.
"О, мой милый, поверь, пожалуйста, поверь, что я хочу того же. Поверь, я не доставлю Тебе хлопот. Не позволю, чтобы из-за меня пострадала Твоя репутация. Только не отдаляйся".
- Мы ведь скоро встретимся? - Положив ладони на широкие плечи, малышка робко заглянула в лицо де Буа-Траси. - Приходи на обед завтра или в любой другой день. Бабушка выписала отличных поваров из самой Испании. - В голосе надежда и молитва. Она не ждет ответа, быстро целует воздух около Его щеки с тихим полувсхлипом-полустоном, быстро отстраняется, обещает:
- Я напишу.
Наконец, собравшись с силами, маленькая огненная птичка скрывается в своей клетке.
.
.
Christina Perri – A Thousand Years

+3


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » "Неожиданная встреча" или "Это судьба?" (12 ноября 1626г.)