Elegant Rose
Вверх страницы
Вниз страницы

Три Мушкетера: Тайны Французского Двора

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Давай притворимся, что встретимся завтра опять? (21 ноября 1626г.)


Давай притворимся, что встретимся завтра опять? (21 ноября 1626г.)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Анри де Буа-Траси и Бернардита Гутьеррес
Место и время действия: поместье графини де Клермон, 21 ноября 1626г.
Краткое описание событий: после встречи с герцогом де Фонтажем девушка отправляет записку де Буа-Траси, надеясь в скором времени увидеть любимого и поделиться невзгодами.

0

2

После раннего завтрака, завершившегося чашечкой нового английского зеленого чая, и во время которого Бернардита была подозрительно тиха, девушка предпочла отдалиться от домашней суеты, укрывшись на просторной веранде.
Засев за книгу, она продолжала быть крайне сосредоточенной и собранной. Строгое платье, волосы уложены высоко, неестественно прямая спина, как будто вместо позвоночника вставили палку от метлы... Не было в ней привычной утренней расслабленности и безмятежности.
Если все сложится удачно, и Анри получил ее послание, то он появится уже сегодня. А пока, -"у Анри новая волна любви и обожания...", - надо выбросить всякую чушь из головы и ждать. Самое скучное занятие, какое только можно придумать.
Берни лениво перелистывала сборник стихов, пытаясь вникнуть в написанное, но буквы упорно не хотели складываться в связные предложения, - "ведь в последнее время поговаривают...", - и Гутьеррес раз за разом проваливалась сквозь страницы.
Дойдя до последних строк и уперевшись в краткий указатель, испанка захлопнула книгу, пробежала-побарабанила пальцами по корешку, перевернула и начала перелистывать том с начала. Времени у нее много. 
"И все же, зачем он сказал про новую волну?" Закусив костяшку указательного пальца, Берни окончательно выпала из реальности, не заметив, как книга соскользнула с колен.

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (17 Сен 2014 23:35:05)

+2

3

- Мишка, с тобой все в порядке? - Мадам де Клермон озадеченно посмотрела на внучку, отрываясь от своей книги. - Ты сегодня с утра сама не своя.
Женщина по-старчески, и в то же время весьма аристократично передернула головой и плечами.
- Это ты все переживаешь за герцога? Пустое, приедет, я ему все скажу. Не переживай, девочка, моя.
Женщина ласково улыбнулась и тепло посмотрела не Бернадит.
В дверь постучали.
- Да, Базиль, - полуразвернувшись, сказала мадам де Клермон.
Дверь открылась, и на пороге появился слуга, лет пятидесяти на вид.
- Госпожа, - слуга поклонился мадам, - Мадмуазель, - слуга поклонился Бернадите,- К Вам прибыл, граф Анри де Буа-Траси, с визитом.
Глаза женщины распахнулись от удивления.
- Граф де Буа-Траси? Чем мы обязаны, интересно? Мне кажется, я с ним даже не знакома. - женщина посмотрела непонимающе на свою внучку, - Бернадит, ты знаешь что-то об этом?

Анри предавался мыслям, когда во двор вбежал посыльный и передал небольшую записку графу. Анри дал мальчишке экю и заинтересованно осмотрел бумагу.
Обычно посыльные приходили к его жене, а сам граф уже отвык от подобных сообщений: к нему приносили или официальные письма или приезжали гонцы.
Буа-Траси посмотрел в окно спальни, где должна была находиться Камилла.
Анри улыбнулся - возможно, он сможет наладить свой быт с этой женщиной. Плевать, сколько у нее тайн, она - только его и принадлежит ему.
Однако, уже через несколько мгновений все прежние мысли покинули голову Анри, его мысли были об авторе записки, о Бернадит.
Записка, от нее! Она просит встречи!
Дыхание графа сбилось, а ладонь сжала записку от девушки. Его мысли были беспорядочны, а душа металась.
Глубокие душевные раны тут же начали кровоточить, вновь. Только стоит на миг подумать графу об этом ангеле, как все исчезает перед графом. Мир рушится и существует только она - та девушка, которая посмела вытянуть его из черного моря отчаяния, когда он так нуждался в этом.
Сделав глубокий вдох, граф де Буа-Траси заставил себя успокоиться и двинуться по направлению к улице.
- Рено, приведи мне коня, я срочно уезжаю, - строго и без эмоций сказал граф работавшему неподалеку слуге, - передайте графине, что к ужину я вернусь.

Анри и не заметил то расстояние, что ему пришлось преодолеть. Он стоял у особняка и не знал, что ему делать. Он не мог столь дерзко появиться на пороге столь уважаемой дамы, как мадам де Клермон, но он и не мог как-либо позволить себе скомпрометировать юную испанку, поэтому он решил дерзнуть ради нее, ради той, что нарушала его душевное спокойствие и переворачивала жизнь с ног на голову.

+3

4

А? — испуганно встрепенувшись, девушка повернула голову в сторону бабушки. — Да, да, я знаю. Все в порядке, бабушка, просто,у моего любимого мужчины есть жена, с которой у него НОВАЯ ВОЛНА ЛЮБВИ И ОБОЖАНИЯ,плохо спалось, вот я и рассеянна немного.
Смущенно улыбнувшись, испанка робко наклонилась вниз, чтобы поднять книгу.
Мадмуазель, — не разгибаясь, девушка подняла голову и настороженно посмотрела на вошедшего слугу, — к Вам прибыл, граф Анри де Буа-Траси, с визитом.
Книга повторно выпала из рук.
Какая оплошность с ее стороны. Из-за спешки молодая испанка совершенно упустила из виду, что придется как-то объяснить Мадам де Клермон появление графа в их доме. Выпрямившись, девушка отложила на столик поднятую книгу.
Это я пригласила Его сиятельство. — Закусив губу, Берни судорожно соображала, что делать дальше. Врать бесполезно. Бабушка — одна из умнейших и опытнейших женщин — запросто раскусит свою непутевую родственницу. — Мы познакомились в Испании пару лет назад, — но кто сказал, что нельзя попробовать? Ведь это не совсем ложь, она лишь приукрасит некоторые события. Судорожно сглотнув, Бернардита расправила подол, который до этого нервно сжимала в кулачках, и поднялась.
По приезду в Париж я отослала достопочтенному графу приглашение отобедать у нас, но даже не думала, что он примет его, да еще в ближайшее время. — Потупившись и виновато хлопая глазками, рыжий ангелочек закончил свою речь:
Прошу прощения, мне следовало сразу предупредить вас. Позвольте я сама встречу де Буа-Траси?
Мадам де Клермон явно сомневалась, стоит ли дать согласие, но все же после паузы кивнула, жестом указав слуге следовать за внучкой.
Бернардита стремительно сорвалась с места; быстрым шагом девушка пересекла несколько залов, наконец, остановившись в зеленой гостиной, и велела пригласить Анри.
Только проследите, чтобы по дороге он не столкнулся с госпожой де Клермон.
Встав у окна, Гутьеррес сложила руки за спиной, гордо выпрямилась, расправив плечи. Она будет сдержана и холодна. Будет. Точно. Пока ее ангел не опровергнет все эти гнусные слухи, подтвердив их беспочвенность.
"Потому что в последнее время поговаривают..."

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (19 Сен 2014 22:25:39)

+2

5

Мадам де Клермон удивленно приподняла брови и обеспокоенно посмотрела на свою внучку. Это было крайне неправильно, с другой стороны паниковать раньше времени не стоило, нов се это очень не понравилось пожилой даме.
- Ох, не нравиться мне это. То герцог, то теперь граф! Мишка, ты тут всего ничего, а уже только событий... - но девушка не слушала свою бабушку, и просто скрылась за дверью. - Чую, мне так и не представят графа... - выдохнула женщина, продолжая переживать.
Мадам встала с кресла и начала ходить из стороны в сторону, думая, как ей поступить.

Анри опасливо оглядывался по сторонам, он не желал, чтобы кто-то из знакомых увидел его, с другой стороны он прекрасно врал, но ему не хотелось впутывать семью мадам де Клермон, с другой стороны, кто посмеет сказать, что граф нанес визит не пожилой даме, и кто знает, что ее внучка тут.
Слуга провел графа внутрь дома, и попросил Анри подождать в холле. Буа-Траси начал осматривать внутреннее убранство поместье, каждая вещь говорила о том, что мадам была весьма чопорной и консервативной. Мебель была дорогой и раставлена идеально. В прочем Анри мог и ошибаться в этой женщине. Ее муж был очень уважаемым человеком, а в свое время сама де  Клермон вскружила не мало мужских голов и разбила сердец. Они с ее мужем росли как брат и сестра, она воспитывалась в одной семье.
Мысли графа прервал появившийся слуга.
- Ваше сиятельство, Вас примет мадмуазель Гутьеррис, прощу проследовать за мной.
Бернадита? Минуя ее бабушку?!
Анри озадачено кивнул и пошел в след за мужчиной.
Анри привели в зеленую гостиную, где стояла она. Слуга поклонился и тут же скрылся за дверью.
Анри улыбнулся и двинулся в сторону девушки. Она была подобно ангелу, и чувства начали переполнять мужчину.
-Я прибежал к тебе сразу же, как получил твое письмо. Это было весьма безрассудно, но когда дело, касается тебя, я точно теряю разум и бегу за тобой.я был счастлив знать, что ты желаешь меня видеть.

+2

6

Во всем был виноват Он. С самого начала их душещипательной истории. А она слишком слаба, чтобы обвинить его. Обвинить, глядя в эти чарующие глаза.
Ласковый родной голос разбивает вдребезги тщательно выстроенную стену льда и недоверия. Затекает в уши, выворачивает все мысли наизнанку.
Знала. Она знала, что нельзя оборачиваться, но не смогла остаться верной своему решению и теперь тонет, захлебываясь в низком баритоне, околдованная светлым горящим взглядом.
Он был виноват в том, что остался. Что поддержал разговор. Что сопроводил до дома. Что на следующий день справился о ее здоровье и согласился на новую встречу. Что посмел смешить, радовать и удивлять. Что позволил влюбиться в себя. В этом всем только Его вина.
А она виновата лишь в собственной глупости.
Преодолевая оставшееся расстояние, малышка прячется ото всего мира, уткнувшись носом в высокий воротник камзола. Руки согнуты в локтях и зажаты между двумя телами. Ладошками она упирается в Его грудь.
Глупая, глупая, глупая.
Она вплоть до незначительных мелочей помнит тот ненастный осенний день, когда Анри буквально вытащил ее из-под копыт взбесившейся лошади. Помнит, как, все еще прибывая в шоке, приоткрыла глаза, и обнаружила себя в объятиях незнакомца, чей силуэт освещал одинокий пробившийся сквозь тучи лучик солнца.
И уже тогда за крылом Ее ангела пряталась черная тень Той-женщины.
Ты мне нужен. — Надо прислушиваться, чтобы понять, что именно шепчет девушка - так тих ее голос сейчас.
Я запуталась, Анри. И мне страшно. Он наговорил столько ужасных вещей. — Сжав ткань под пальцами, испанка поднимает голову наверх, смотрит прямо в глаза.
Хочу верить тебе, верить в нас. Скажи, скажи, что ты, правда, готов аннулировать свой брак ради меня.
В уголках глаз собирается соленая влага. Бернардита невольно смаргивает непрошенные слезы, и на одной щеке появляется мокрая дорожка — дешевый прием из бульварных женских романов, призванный разжалобить читателя. Она ненавидит себя за эту слабость, но скопившиеся эмоции бьют через край, и невозможно более держать их под контролем.
.
.
The Neighbourhood — Leaving Tonight

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (5 Ноя 2014 23:46:35)

+3

7

Он прижимал ее к себе, он чувствовал, что она нуждается в нем, чувствовал, как она нужна ему. И казалось, больше ничего ему не надо. Он сильнее прижал дрожащую фигурку к себе, ощущая тепло, исходящее от нее, и боясь, что мадам де Клермонт сможет услышать плач внучки и прибежать, неправильно все поняв.
- И ты мне нужна, Берни.
Анри тихо прошептал эти слова, почти как молитву, и прикрыл глаза, растворяясь в неге момента.
Неожиданно последние слова, подобно хлысту, ударили по Анри, что мужчина даже немного отшатнулся.
Да, она это сказала, сказала то, что он тогда сказал ей, думая, что больше не увидит ее. А на что он мог надеяться? Она была честной девушкой, несмотря на свой характер, она знала что такое честь, и не предавала это понятие.
Казалось, будто из графа вырвали душу и сердце, будто его ударила молния.
Еще недавно он был готов на это, был готов принять предложение герцога де Фонтажа, который помог бы устроить развод, но сейчас, сейчас что-то надломилось. Он не мог бросить Камиллу, не мог сделать Бернадитту несчастной, она ведь была достойна лучшего. Раньше он мог легко аннулировать брак, ведь у Камиллы не было детей, и это давало право на быстрый разрыв, но сейчас все было неясно и, казалось, было почти гармонично.
Анри отошел от девушки и уперся руками в подоконник. Он яростно сжал кулаки, так, что косточки на его руках побелели.
- Берни, пойми правильно, я тебя люблю, но ты достойна лучшего, чем я. Мои доходы уменьшаются, а репутация сейчас желает лучшего. Я сгублю тебя. Хотя я бы хотел быть с тобой больше всего на свете...
Он чувствовал, как боль овладевает им. Он не мог отпустить Берни и не мог быть с ней. Он должен был разорвать это, но он не мог, она была нужна ему....

+3

8

Вырвался. Пальцы все еще продолжают сжимать пустоту в том месте, где только что была парча. Но ощущение жестких шершавых нитей узора под мягкими подушечками пальцев начинает медленно тускнеть и руки безвольными плетями повисают вдоль тела. В одночасье рухнули все ее ожидания касательно незамедлительного и уверенного ответа, из которого она могла бы почерпнуть сил для себя. Ее настоящая любовь на проверку оказалась пустышкой.
Бернардита смотрит на стену перед собой и одновременно сквозь нее. Перед внутренним взором испанки разворачиваются картины прошлой осени, никак не вяжущиеся с происходящим теперь. Столько трогательных воспоминаний, обещаний и клятв, которым, кажется, не суждено сбыться.
Остолбенев, сглатывает всухую, констатирует, ни к кому конкретно не обращаясь:
Он был прав, — испанка не злится, переполняемая обидой, она слишком устала, чтобы испытывать что-то сильнее, чем ничего. Как давно Анри поменял свое решение? А собирался ли он вообще расставаться со своей женой?
Вырвал. Слезы неконтролируемо льются из глаз, текут по лицу, капают на дорогую ткань платья, оставляя вереницу маленьких мокрых пятнышек на груди, посреди которой разверзлась пустая дыра.
"Лжец."
Вместо всей кучи ненужных слов, что мужчина выливает на нее, она отчетливо слышит голос герцога у себя в голове:
Берни, пойми правильно, у него новая волна любви и обожания с Той-другой-женщиной. Доходы уменьшаются, да и репутация желает лучшего. И меньше всего на свете ему нужны эти проблемы с тобой. — Сердце, аккомпанируя, набатом стучит в висках. Она отказывается верить тому что слышит; она не верит тому что, как ей кажется, слышит она.
Вырвавшись из охватившего тело оцепенения, начинает судорожно соображать. Вопросы заполоняют ее изнутри. Что за чувства были у нее к графу, раз их запросто смог всего за ночь подвергнуть сомнению и сломать незнакомый человек? Ведь, по сути, у нее не было повода сомневаться в любимом. Или это произошло уже давно? Ревность и разлука сыграли не меньшую роль, чем де Фонтаж. Когда Гутьеррес начала искать малейший повод, чтобы освободить себя от иллюзии любви? И если все ее чувства были самообманом, то почему же так больно и невозможно освободиться от них?
Набрав побольше воздуха в легкие, испанка смахивает нижней частью ладошек влагу с щек и оборачивается к де Буа-Траси.
Отлично. — В горле стоит ком от сдерживаемых рыданий, губы дрожат из-за нервного напряжения. — Тогда тебя, несомненно, обрадует моя новость. — Выдерживает короткие паузы между словами, используя их, чтобы собраться и продолжать. — Можешь больше не волноваться о том, что испортишь мою жизнь. Я выхожу замуж.
Мерзкие слова оцарапали небо, оставили после себя горький привкус на корне языка, вырвались наружу, неся за собой разрушения ужасающей силы.
Краеугольный камень их отношений — ложь. Пустое обещание вознесло доверчивую глупышку до небес и такое же обманное громкое заявление должно вернуть ее на землю.
Определенно она слышала признание "люблю", заставившее сердце предательски сжаться, но что толку, если в контексте оно обещало не больше чем статус очередной-хорошенькой-дурехи-с-которой-можно-неплохо-провести-время, пока семейная жизнь переживает очередной подзатянувшийся кризис.

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (6 Ноя 2014 16:46:02)

+2

9

Анри отстранился от бурных эмоций девушки. Но он их ожидал, она была права, ненавидя его. Ее гнев был праведным, и она вовремя оттолкнула его, пока все не зашло слишком далеко, а он мог и не остановиться.
Он пожелал слишком многого - он пожелал любви, которую не мог себе позволить, тем более в лице той, которой он не желал подобной судьбы.
Граф сжимал кулаки, и в его глазах появились слезы. Он потерял то, что казалось сумел обрести! Он вовремя потерял то, на что не имел права...
Анри Антуан хотел обнять девушку, он было сделал шаг в сторону, но Берни явно не желала этого и его руки обессиленно повисли.
Горечь переполняла его душу. И его голова нехотя начала просветляться.
- "Он был прав"? Кто он? - удивленно и тихо спросил граф, он только понял, что девушка уже дважды произнесла эту фразу.
Кто мог, и что ей сказать?
Анри чувствовал себя самой последней паскудой на земле, и все же каждый жест  девушке был словно пощечиной для него, унизительной, но он ее заслужил. Он с самого начала знал, что его честь дороже всего. А теперь, когда он не знал, в положении Камилла или нет, это спутывало все карты.
Последняя фраза была финальным ударом.
Она выходит замуж?! Она тут всего пару дней..... Она помолвлена в Испании!
- Замуж? - тихо прошипел граф, он начинал складывать всю мозаику воедино, - Ты хочешь сказать, что приехала в Париж сбегая от брака.... - это было глупо и опрометчиво, но с другой стороны, что-то внутри Анри льстило ему. Он ужаснулся и посмотрел на девушку, - Берни, послушай, я прошу у тебя времени, дай мне разобраться в ситуации! Я люблю тебя, и мне страшно потерять тебя вновь.
Эгоизм взял все же вверх над честью и принципами графа, его просьба была слишком большой, но Анри понимал, что его эгоизм оправдан: он не сможет жить без ее любви.

+2

10

Ярость приходит на помощь, заполняет пустоту в груди, разжигает Гутьеррес, заставляя ненавидеть, презирать, но не любить. Нет. Сложив руки за спиной, испанка гордо откидывает голову назад, остается на месте, смеряя взглядом де Буа-Траси. Он вправду решил, что она могла так поступить со своим отцом? Сбежать от вынужденного брака к любимому мужчине, попутно наплевав на честь семьи?
Не говори глупостей, — разъяренно шипит, прожигая де Буа-Траси ненавидящим взглядом. — Извини, что оказалась столь наивна, но я правда думала, что если приеду сюда к тебе, то это докажет мою любовь, и у нас все получится.
Забывшись делает полшага вперед. Насквозь пропитанные разочарованием слова неконтролируемо выливаются на мужчину. Она вовсе не хотела обвинять его в чем-либо, но со стороны это скорее всего, кажется именно так.
Прости, но я считала, что вместе мы сможем преодолеть любые трудности и снова быть вместе, как мы и мечтали год назад. — Разводит руки в стороны, пожимая плечами. Еще шаг по направлению к замершему французу. — И уж тем более извини, — еще один — это наступление и она не собирается отступать, она давит на него голосом, интонациями, прямым сосредоточенным взглядом, — что поставила твой блестящий брак, — и еще, — под угрозу. — Последние полшага. — Не нужно ни в чем разбираться, Анри, это очевидно.
Оказавшись вплотную, не поднимая глаз, уничижительно утыкает указательный палец в широкую грудь напротив.
Ты. Так. И. Не. Ответил. — Каждое слово сопровождается тычком. Каждый тычок пропитан яростью, выпустив которую девушка обессилено опускает руку и тихо заканчивает. — Этот факт говорит сам за себя.  И делает это намного честнее тебя, между прочим.
Покачав головой, девушка тяжело вздыхает. Все же так просто, почему он этого не видит? Если ты действительно кого-то любишь, тебе не нужно время, чтобы разобраться. Если ты действительно любишь, то ответишь сразу же, без оглядки на кого бы то ни было. Так поступают прекрасные рыцари в романах, так должен был поступить и ее рыцарь.
Он — француз и прекрасно знает тебя, — Даже лучше чем я, надо отдать герцогу должное.Остальное узнаешь из новостей. — Разворачивается, чтобы уйти из комнаты; надеется, что он позволит ей уйти, так и не ответив. Пытается оставить лазейку из того угла, в который сама себя загнала, сохранив личность жениха в секрете.

Отредактировано Бернардита Гутьеррес (21 Ноя 2014 12:18:45)

+1

11

Анри только развел руками. Он смотрел, как рушится его мечта, как он вновь падает в бездну отчаяния, лишая себя единственного луча надежды.
- Подожди, останься! Ты же блефуешь! - от отчаяния выпалил граф,- Я знаю, что прошу многого, но даже если ты выйдешь замуж, не бросай меня...
Бернадитта отвернулась. Анри протянул руку, чтобы остановить девушку, но она ускользнула от него.
- Кто он?! Кто тот, кто знает меня?! - прошипел в спину девушки граф, но Бернадитт ускользнула.
Как он мог! Он вновь ненавидел себя. За что его так била жизнь? Одним доставалось все - даже тем, кто ничего не смыслил в благородстве, другие не получали ничего, как верны не были.
Графу оставалось только развернуться на каблуках и покинуть дом, но проходить мимо мадам де Клермон было пыткой.
Открыв окно, Анри вспрыгнул на подоконник и, развернувшись к двери, в сердцах проговорил:
- Ты не будешь счастлива без меня...
Прыжок - и граф оказался во дворе. Он ощущал себя самым мерзким человеком на свете, самым ничтожным и самым отчаявшимся.
Он всегда был человеком чести, спокойным и благородным, но женщины довели его. Анри усмехнулся: а может, дело не в них? Сначала он винил во всем Камиллу, теперь Бернадитт... Возможно, он совершил ошибку гораздо раньше, когда не стал обращать внимание на то, что его жена отдаляется от него. Когда ставил карьеру выше семьи. Сейчас Анри думал о том, что должен покинуть Париж как можно быстрее и выбраться из этого дерьма. Он должен отправиться в Анжу. Герцог давно предлагал ему должность вдалеке от столицы, и, возможно, сейчас был момент действительно начать все с чистого листа... и вспомнить себя тем, кем он был когда-то.

Мадам де Клермон сидела в гостиной, обеспокоенно ожидая свою внучку. Она пережила, что могло связывать этих двоих, и думала о событиях последних дней. Как только Мишка появилась в поле зрения мадам, женщина заговорила:
-  Моя дорогая, я думаю тебе срочно надо возвращаться домой!

Отредактировано Анри де Буа-Траси (10 Дек 2014 17:54:29)

+1


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Давай притворимся, что встретимся завтра опять? (21 ноября 1626г.)