Elegant Rose
Вверх страницы
Вниз страницы

Три Мушкетера: Тайны Французского Двора

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Я не умел любить, но ты меня влекла всегда...(19 ноября 1626г.)


Я не умел любить, но ты меня влекла всегда...(19 ноября 1626г.)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Графиня Массон, Герцог де Фонтаж
Время и место действия: дом графини
Краткое описание событий: У герцога было право неожиданно и в любое время появляться в поместье Габриэль.
Так Жоффрей и сделал. Получив отказ от испанки, герцог появился в поместье своей любовницы.

0

2

Пьер не удивился, когда герцог резко приказал сменить направление и отправиться в дом графини де Массон.
Жоффрей был задумчив, он терпеть не мог когда что-то противоречило его планам. Он никогда не принимал поражения, у герцога бывали лишь стратегические отступления, перед тем как нанести победный удар.
Через три дня он вернется туда и получит то, что желает. Как - это решится по ходу дела.
Жоффрей потянул шею и самодовольно улыбнулся.
- Господин что-то придумал? - заинтересованно спросил Пьер.
-Нет, господин, наоборот, решил оставить все мысли до лучшего момента.
Экипаж остановился, и Пьер выскочил, чтобы помочь хозяину выйти, да и самому побыстрее оказаться на кухне дома Массон, где работала милая служанка.
Слуга постучал в дверь и дал кучеру сигнал удалиться.
Открылась дверь, и в дверном проеме появилась служанка Габриэль Луиза, в этот миг глаза Пьера лукаво сверкнули.
- Ваше Сиятельство. - девушка удивлённо посмотрела на ночного гостя, улыбнулась и поклонилась. - Доброй Вам ночи.
- Ага, где твоя госпожа? Спит? - бесцветно спросил герцог.
- Ещё нет, она принимает ванну.
Губы герцога искривились в весьма коварной усмешке.
- Что ж, тогда я подожду Её светлость в спальне. Можете не говорить, что я прибыл. Пусть это будет сюрпризом.
Жоффрей по-хозяйки прошёл внутрь дома и направился в спальню хозяйки дома.
Спальня графини, сделанная с тончайшим вкусом и любовью, была фактически священным местом. Герцог ещё при входе снял сапоги, затем камзол, который кинул на ближайший пуф и подошёл к комоду, на котором стоял графин с вином и два бокала.
Жоффрей наполнил сосуд и расположился в кресле, недалеко от кровати, в ожидании.

+1

3

Удовольствие ночного купания разливалось по телу, смешиваясь и теряясь в приятном тепле от воды с тонким ароматом розового масла. Пар уже растворился в воздухе, делая его тяжелым и густым, и эта атмосфера как нельзя лучше располагала к томным мечтаниям - очень личным, волшебным и тайным.
Графиня последний раз провела пальцами по нежной водной глади, играя с расходящимися от пальчиков кругами, а потом с неохотой поднялась из ванны и ступила на стремительно промокающий коврик. Сегодня она не хотела прибегать к помощи служанки: ей нужно было побыть одной и подумать, хорошо подумать, и, желательно, поменьше воображать.
Её положение было незавидным. Вдовствующая графиня, стремительно теряющая влияние и то сравнительно немногое состояние, оставшееся от покойного супруга, она хоть была и молода, и хороша собой, но всё ещё была без нового кавалера. Конечно, причиной можно назвать её скверный характер и трудные привычки, или, быть может, не самое королевское приданое за такие труды, но правда была гораздо прозаичнее. И у правды были холодные, пронзительные глаза.
Щетка изредка застревала в мокрых волосах, но Габриэль с отстраненной неспешностью продолжала приводить голову в порядок перед сном, испытывая странное наслаждение, когда холодные капли просачивались сквозь невесомую шелковую ткань её ночной одежды. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: герцог никогда не возьмет её в жены, это очевидно. Такие женщины, как Габриэль становятся прекрасными любовницами, подругами, с которыми приятно - и хочется проводить время, но жена должна быть другой.
Заботливой. Доброй. Хозяйственной. Покладистой.
Девушка болезненно зашипела, неожиданно слишком сильно дернув спутавшийся клочок волос, и обиженно отбросила расческу, принявшись руками распутывать оставшийся недостаток. Необходимость соблюдать правила всегда злила её. Женская обязанность всегда быть покорной мужу, быть его изящным продолжением, правой рукой, шеей, на которой держится голова - всё это звучало, как тюрьма, и даже в свои годы и будучи уже один раз замужем Габриэль так и не вытравила этот бунт из своей души. Зачем быть матерью-гусыней, если можно гордо стоять с ним рядом, делить с ним всё на двоих, обоим быть на первом плане, а не одному?
И ведь он тоже говорит, как все остальные.
- А ведь хотела обдумать планы на ближайшие дни, - досадливо процедила девушка, убирая голову перед сном и любуясь собой в зеркале. Её внешность всегда успокаивала Габриэль: ей нравилась своя тонкая фигура, изящные пальчики, гладкое лицо с легкой благородной бледнотой. Она была по-своему красива, не для всех, но что-то в ней заставляло взгляд задержаться, присмотреться и поймать себя на том, что зрительный контакт длится уже на мгновение дольше, чем положено.
"Это всё пар. И ночь", - привычно успокоила себя графиня и, глубоко вдохнув, покинула ванную, предвкушая удовольствие от мягких простыней в компании вина и чтения. Как всегда: герцог оказывался там, где его не звали, и спутывал все планы в угоду себе, будь то светский приём или душа одинокой графини.
Но сегодняшний вечер не просто не оказался исключением, он продолжал приносить всё новые и более неожиданные сюрпризы. Отворив дверь, Габриэль вошла и едва заметно вздрогнула, в ту же секунду заметив знакомое лицо в своём кресле.
- Доброй ночи, Ваша Светлость, - чинно произнесла она с легкой порцией удивления в своем голосе, ровно столько, сколько требуется. Её брови изящно изогнулись, и графиня коротко склонила голову в приветствии. - Право, ветер в Париже этой ночью переменчив.
Сказать, что она опешила, будет слишком мало. Но разум среагировал быстрее сердца, отметив, что даже любовники королевской крови не являются в дом своей страсти среди ночи просто так. Де Фонтаж казался расслабленным, но что-то в его лице было другим, не заметным никому, но для Габриэль это было сродни уродливому шраму от уха до уха.
Где-то герцог потерпел неудачу.
- Я вижу ты уже позаботился о себе сам, - в её взгляде сверкнула лукавая искра, и графиня подошла к комоду, чтобы тоже присоединиться к мудрому решению Жоффрея, - Давно здесь? Мои слуги снова не решились тебе перечить и предупредить меня. Или не смогли.
Она опустилась на постель, соблазнительно вытянув одну ножку.
Захочет - расскажет. А пока она просто понаблюдает за ним, наслаждаясь отменным вкусом любимого вина.

+3

4

Жоффрей не мог объяснить, почему в некоторые моменты он ехал к ней, а не в тот же Поцелуй, где  сотни девушек заставили бы его забыть о всех проблемах. Она могла быть и жесткой, и мягкой, могла говорить то, что думала, перечить ему, и герцогу это нравилось. Она принадлежала ему, а де Фонтаж любил обладать уникальными вещами, и она была такой вещью, красивой и изысканной, желанной и холодной, и с ней было о чем говорить.
Габриэль прекрасно умела владеть своими эмоциями, и сейчас, увидев незваного гостя в ночи, она прекрасно управилась с ними, выдав ту порцию чувств, которая нужна была. Ничего лишнего, никакого перебора. Она выглядела неотразимо, от нее пахло, как от самого лучшего цветка, она была прекрасна как бриллиант, а герцог любил красоту и роскошь.
- Твои слуги решили тебя не беспокоить по моей просьбе, - скрывая лукавую улыбку, проговорил герцог, смотря в бокал на вино. Жидкость походила на рубин, она отдавала легким блеском от скудного света свечей и дурманила своим запахом. Да, это было именно то вино, которое предпочитал бастард короля. - А ты разве не рада? - герцог самодовольно улыбнулся, - Я думал, ты любишь сюрпризы.
Жоффрей поднялся с кресла и осушил бокал разом.
- Я уже говорил, что у тебя прекрасный вкус, в том числе и к вину.
Де Фонтаж поправил рукава рубашки, снял с головы парик, который упал в кресло, и двинулся в сторону кровати, садясь на угол.
- Доброй ночи, графиня. Развлеките меня разговорами, только не сплетнями, последнее время мне слишком часто приходиться быть в свинарнике, что называют обществом.
Герцог положил голову на колени девушке и лукаво улыбнулся.
- Можешь рассказать, что делала сегодня.

+2

5

Похвала окрасила щеки графини в бледно-розовый румянец, и она кокетливо опустила глаза, изображая искренность смущения. Жоффрей прекрасно знал, какой скандал могла закатить Мари де Мейссонье, если что-то из её изысканного, утонченного окружения было бы испорчено. Это касалось и вина: волей судьбы она полюбила - право, с чего бы? - тот же сорт, что и герцог де Фонтаж, так что бутыль всегда должна была быть более чем безупречной.
Тяжесть его головы приятно тяготила колени, разливаясь по телу наслаждением обладания и некоторой, особенной власти. Пожалуй, ещё одно связало их двоих: любовь к красивым вещам. А в красоте герцог превосходил любого, его фарфоровая внешность так контрастно скрашивалась жесткостью в моменты близости...
Графиня была сказочно богата уже одними этими образами.
А ещё изящный герцог в рубашке с рюшечками здорово гармонировал с мебелью в спальне.
- Неожиданность твоих появлений в моём доме на столько закономерна, что перестала быть сюрпризом, - лукаво улыбнулась Габриэль, невесомыми прикосновениями дотрагиваясь до виска Жоффрея, чтобы поправить прядь его волос, - Но отнюдь не перестала доставлять мне удовольствие.
Она подняла голову, чтобы пригубить вина из бокала.
- А мой день не был отягощен, как ты называешь это, свинарником. Сегодня я посвятила время себе, отдыхая в саду и в доме, тщетно стараясь заняться чем-то более полезным, чем праздное чтение или что-нибудь подобное.
Габриэль убрала прядь волос за ухо мужчины, проведя пальцами по изгибам, наслаждаясь легким теплом. Самодовольный, властный собственник. Его настойчивость обладания будила страсть к сопротивлению - это приятно горячило кровь.
Или это всё же было вино?
- Наверно, я ужасно надоела своей прислуге, потому, что мне уж слишком часто становилось скучно, и я не знала, чем заняться, - Габриэль тепло улыбнулась, запуская пальцы в волосы герцога, там, где только что играла с его ухом, и провела по коже головы, аккуратно путаясь в волосах, - Но не хотела уходить. День сегодня...
...какой-то грустный, - хотела закончить она, но осеклась, позволив едва заметной тени грусти лечь на лицо. Кому нужна эта дурацкая искренность?
- Не располагающий к прогулкам или беседам, - произнесла она вслух, отставляя в сторону бокал. Почему-то ей стало грустно и противно от самой себя: любимый мужчина был сейчас в её руках, так близко - и одновременно так далеко, а она позволяет себе какие-то глупые мысли. Это решительно путало все карты, и совершенно не годилось для чудесного продолжения вечера.
Габирэль нашла силы в злости - на себя и на окружающий мир, но решила продолжить играть в томную барышню, в коротком едва слышном вздохе приоткрыв пухлые губки.

+1

6

дабы не ранить чувств, под спойлер скрыл типа рейтинг =)

Герцог прикрыл глаза и ядовито хмыкнул, растянув губы в улыбке. Жоффрей легко пожал плечами:
- Ты временами бываешь такой милой.. - с каплей иронии и сарказма проговорил он. - Это весьма забавно.
Де Фонтаж легко потянулся и аккуратно вернулся в положение сидя, чтобы допить свое вино, его взор был устремлен в стену, он как бы пару мгновений размышлял, допивая чудесный напиток. Его глаза недобро и властно блестели, казалось алые блики вина отразились от его зрачков.
Герцог поставил бокал подальше на столик и повернулся к своей женщине. Глаза мужчины горели ярче, в них читалась похоть и на губах оставалась тень ядовитой улыбки. Габриэль была его наркотиком, от которого он не смел отказываться, она могла волновать его, в той мере, в какой что-то может волновать ледяное сердце. Он медленно подобрался поближе к женщине, его движения были хищными, львиными, он оказался за спиной Габриэль и коснулся губами ее шеи. Мягкая, желанная кожа, тепло ее тела дурманили даже Жоффрея.
- Я уже тебе наверное ни раз говорил, что ты великолепно пахнешь.
Мужчина провел языком по гладкой и ухоженной кожи восхитительной женщины, которая всегда притягивала взгляд де Фонтажа. Возможно многие бы не назвали ее красивой, но это были бы глупцы, которые ничего не смыслят в изыске.
Пальцы герцога скользнули по плечам женщины, цепляя тонкую ткань ее сорочки и стягивая вниз. Герцог властно повернул голову женщины и по хозяйски овладел ее губами и ртом.
Голова Жоффри становилась все сильнее одурманенной и ему это нравилось, он чувствовал эту власть над ней и наслаждения от этого обладания. Он проник под ткань рубашки Габриэль, помогая сильнее воспылать ее плоти в желании, и нежно укусил ее за ухо.
- Да, ты просто великолепна, -прошептал мужчина, - и если бы я мог, я бы женился на тебя, даже не смотря на то, что ты слишком умна...

Отредактировано Герцог де Фонтаж (2 Окт 2014 16:15:46)

+2

7

Пожалуй, да. Гуманность и цензура

- Если бы мог? - ехидно переспросила Габриэль, её слова тесно сплетались с горячим дыханием, - Неужели на свете может быть что-то, чего ты не можешь?
Женщина приподнялась и легким, настойчивым движением подалась навстречу Жоффрею, оттесняя того на шелковые простыни. Вся эта напускная кокетливость и смущение вмиг испарились, являя миру не ангела - демоницу: хитрую и коварную, жадную до своей добычи. Наконец, она предстала в своём истинном обличье, без тени игры и маскарада. Колени по обе стороны бедер герцога, обнаженная грудь касается ткани великолепной рубашки, тонкие пальцы играют с искусными резными пуговицами и вензелями.
- Не лги мне. Если бы хотел - так будет честнее, - оскалилась она в хищной улыбке, запуская пальцы в волосы на затылке де Фонтажа и с удовольствием сжимая, чувствуя, как натягиваются богатые каштановые кудри.
Он мог играть с кем угодно, он мог лгать кому угодно. Но сейчас он не смел осквернять её уши наглым враньем.
- А хочешь ты совсем другого, - прошипела Габриэль, на удивление чувственно и мягко приникнув к его губам. Нежность поцелуя волной захлестнула истосковавшееся тело, и женщина тихо застонала, ослабляя хватку.
Свободная рука спускалась вниз, нарочно цепляя каждую складку одежды, будто случайно царапая кожу через ткань, и легла на натянувшиеся между ног штаны мужчины. Де Фонтаж опьянял каждой клеточкой тела, и лишь раз запалив искру, он будил в графине пожар немыслимой силы.
Никто не смел сейчас отобрать у неё её добычу, и плевать, что там думает Жоффрей - он получит то, что заслуживает.

+2

8

Продолжаем НЦ

Герцог самодовольно посмотрел на женщину. Что говорить, а Габриэль была весьма проницательной.
На лице графа, отобразилась наигранная мина разочарования.
- Ты слишком умна, чтобы стать моей женой. - он осклабился, - Я смогу стать уязвимым.
Он схватил женщину за запястье и резко придвинул к себе так, что ее ухо оказалось на уровне его губ.
- Тем более будь ты моей женой или не будь, это не меняет того факта, что ты моя...
Достаточно было нескольких резких движений, чтобы девушка оказалась под герцогом.
Жоффрей хищно навис над своей жертвой, жадно смотря в ее глаза и осматривая ее под собой. Пьянящая страсть к этой женщине, поглощающая, не желающая промедления. Де Фонтаж был готов. Он наклонился к ее шее, держась одной рукой и освобождая другой преграды из ткани, которые отделяли вожделенные части тела.
Он жестко вошел в нее. Прелюдий хватило, теперь только полное обладание и полная власть над ней. Он ласкал ее чувственные места свободной рукой, чередуя сильные и властные толчки с медленными дразнящими.
Дыхание учащалось, и напряжение росло с каждым мигом, выгоняя любой намек на мысли. Было только это мгновение, только бурлящая кровь, только страсть.
Жоффрей провел языком по шее женщины, по ее губам, и по-хозяйски проник в рот, упиваясь желанием, эмоциями. Герцог поднялся и сел на свои икры, резко подтаскивая женщину к себе. Ему стало жарко, пот стекал с его виска, и Жоффрей снял с себя рубашку и нагнулся к груди Габриэль, лаская ее языком. Его свободные руки скользили по изгибам тела желанной женщины, и каждое его движение говорило об одном: Габриэль принадлежит только ему.

+2


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Я не умел любить, но ты меня влекла всегда...(19 ноября 1626г.)