Elegant Rose
Вверх страницы
Вниз страницы

Три Мушкетера: Тайны Французского Двора

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Шаг с облаков в тень (15 июля 1626 года)


Шаг с облаков в тень (15 июля 1626 года)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Участники:  Герцог де Фонтаж, Франсуаза де Монтале.
2. Время и место действия: 15 июля 1626 года. Поместье герцога де Фонтажа
3. Краткое описание событий: Познакомившись на прогулrе в Шарантон-ле-Пон с Франсуазой де Монтале, Его светлость герцог де Фонтаж решил продолжить знакомство с фрейлиной королевы-матери, пригласив ее в гости. Чем закончится этот визит молодой фрейлины к королю темной стороны Парижа пока для всех тайна.
4. Дополнительные факты
События являются продолжением эпизода: "Прогулка в Шарантон-ле-Пон" 15 июля 1626 года. Поместье герцога де Фонтажа

0

2

Экипаж медленно въехал в Париж, по направлению к дому герцога. Это был небольшой дом в центре города, мало кто знал, что в этом скромном поместье живет сам герцог де Фонтаж. Это было место где герцог принимал гостей, где отдыхал и жил, когда у него были неотложные дела в городе в течении нескольких дней. Его же дорогое поместье Омбре Лис (ombre lys), было священным для Жоффрея местом, которое было расположенно в нескольких часах от столицы, там бывала только его сестра, и более никто не ступал туда. Его дом, это было то место, которое существовало только для Жоффри, это был его храм, его крепость. Там же хранились истинные книги доходов герцога и кредитная книга, просмотрев которые можно было понять, на чьи деньги живет Франция. Если это были не деньги кардинала, то это были деньги де Фонтажа. А самым обжитым был в Париже, в нем было всего четыре спальни, гостинная, столовая и кухня. И одна комната была прочно оккупирована Адели, точнее ее вещами.
Экипаж остановился у дверей, и Пьер поспешил открыть двери.
- Не обращайте внимания, моя дорогая Франсин, на скромность дома. Внутри он гораздо лучше, это мое убежище в столице.
Герцог, вышел из экипажа и подал руку гостье, осматривая ее хищным взором и приглашая пройти в дом.
- Пьер проводит Вас в комнату моей сестры, там ты сможешь найти все необходимое - в голосе герцога появились нотки искренней теплоты, - она с чего-то решила, что мой дом похож на хранилище ее ненужных вещей, - он добро ухмыльнулся, - Она себя слишком разбаловала. Я, ее отец и ее ухажеры любят делать ей дороги подарки, поэтому она весьма капризна в выборе туалетов, она ни одно платье ни одевала более двух раз.
И чтобы не путаться, что она одевала, ибо трудно вспомнить, одевала она это год назад или нет трудно, она все привозит мне и забывает о них. У Вас с Адели примерно одинаковый размер, так что можешь выбрать то, что Вам понравиться если захотите и сможете привести себя в порядок к трапезе. Ибо еда на прогулке была весьма скромной и посредственной.

Герцог провел гостью в дом и поклонился.
- Думаю, Вам надо некоторое время, а я пока удалюсь ненадолго, мне нужно написать письмо. И я буду ожидать Вас в гостиной.

+2

3

Поездка в карете была приятнее, чем неспешная прогулка по реке. Красивая и удобная карета, с красовавшимися на ней герцогскими гербами, породистые лошади, о чем еще может мечтать девица, когда ее практически похищают? О прекрасном принце? Так и он тут присутствовал! Герцог де Фонтаж вполне подходил на роль принца. На этом сравнение со сказкой заканчивалось. Если бы о случившемся узнали ее подружки по пансиону, то умерли от зависти, а если матушка-настоятельница - то добрую женщину хватил бы удар от того, что все ее уроки пошли даром для мадемуазель де Монтале, представительнице пусть и не богатого, но древнего дворянского семейства.
Когда карета въехала в Париж, то Франсин уже не выглядывала время от времени в окно: смелость, с которой она решилась на эту поездку, ее покидала. От мысли, что ее в карете герцога может увидеть кто-то из знакомых, подрагивали кончики пальцев на руках.
Герцог де Фонтаж просил ее не обращать на скромность дома снаружи, заверив, что внутри она увидит другое. И, действительно, было на что посмотреть. Интерьер этого небольшого дома был обставлен с безупречным вкусом, но со всевозможной роскошью.
- Ваш дом великолепен, герцог! – только и могла вымолвить мадемуазель де Монтале. Когда же слуга проводил ее в комнату, где сестра Его светлости хранила ненужные наряды, то Франсин и вовсе решила, что попала в волшебную пещеру Алладина. Можно было только позавидовать этой Адель, которую баловали все с рождения. Но и сама Франсин не могла пожаловаться на свою участь. Разве отец не сделал все возможное, выхлопотав ей место при дворе королевы-матери? И по своей сути Франсуаза была не злой. Ведь не будь у этой Адель столько нарядов, не будь она столь разбалована, то смогла бы сейчас Франсин выбрать себе новый наряд? Молодой фрейлине потребовалось не много времени, чтобы привести себя в порядок. Ее выбор остановился на платье светло-кораллового цвета, с ярко-коралловой отделкой и золотым шитьем по корсажу. Оглядев себя в зеркало, Франсин решила, что такой наряд выгодно подчеркивает тон кожи и цвет волос. Не хватало только подходящих украшений, но отражение говорило, что девушка и так хороша, а отсутствие драгоценностей только подчеркивает ее очарование.
- Кто бы мог подумать, что мне сегодня так часто придется менять наряды? – сказала Франсин сама себе и вышла из комнаты.
Найти гостиную в этом небольшом, но уютном доме, было несложно. Время было уже к вечеру, а на прогулке ей довелось съесть лишь немного фруктов. Жарким днем не особенно хотелось есть, а еще хотелось уделить больше времени развлечениям, а не еде. Герцог де Фонтаж, как и говорил, был уже в гостиной.
- Надеюсь, я не очень задержалась, Ваша светлость? – Софи сделала низкий реверанс и подошла к герцогу. Все изящные фразы застыли у нее на языке от волнения. Все, что она сейчас делала, мало кто одобрил бы. – Ваша сестра просто счастливица, что у нее есть такой любящий отец и брат, как Вы. Мне не составило труда подобрать себе замену купального костюма, в котором мне пришлось приехать.

+2

4

Оказавшись в зале, он подозвал Демьян, свою пожилую служанку и кухарку, которой велел сделать что-то вкусное и необычное, в честь гостьи. После этого он подозвал Пьера, который успел проводить костью и дать распоряжения кучеру.
- Мне надо, чтобы ты кое-что передал Массон - серьезным тоном проговорил Жоффрей, после чего двинулся к тумбе и достал письменные принадлежности. - Если потребуется, останешься с Массон, тогда пришли Фредерика мне.
Герцог сел на один из двух стульев с высокими спинками, между которых стоял небольшой каменный столик.
Обмакнув перо в чернила, де Фонтаж начал быстро писать, своим мелким, но разборчивым почерком.
Пудель жены моего достойнейшего брата снова сбежал. Хотел бы его лично найти и почесать ему животик. Он любит плавать, но вода нынче холодная, а ближайшее потепление будет не ранее завтрашнего полудня. Узнай, где он скрывается, можешь использовать всех моих ищеек, в том числе и моего любимого пса.
Присыпав письмо и запечатав, герцог поставил свою печать и отдал бумагу своему слуге.
- Скажи, что я жду до вечера.
Пьер молча кивнул и развернувшись на каблуках исчез за дверью.
Жоффрей расслабленно потянул плечи назад и обратил свое внимание на графин вина с бокалами, что стояли на этом же столике. Бокал быстро наполнился, и граф приступил к вкушению любимого напитка.
Через некоторое, и весьма непродолжительное, время в комнате появилась Франсин. Герцог уже успел снять камзол и освободить ворот рубашки. Девушка выглядела весьма соблазнительно и очаровательно. Фонтаж любил красивые, необычные и тонкие в своем очаровании вещи, поэтому девушка приходилась к месту в обстановке графа. Тем более если все пойдет хорошо, герцог бы не отказался от молодой любовницы, да еще... впрочем, это можно будет узнать по ходу вечера.
- Я рад, что Вы себе что-то подобрали, и вы не столь капризны, как моя разбалованная сестренка. - на губах герцога появилась тень улыбки, и он поднялся с места, подходя ко второму стулу, - Прошу Вас, моя дорогая Франсин, присаживайтесь. Думаю все сегодняшние события Вас изрядно измотали. - глаза герцога сверкнули, - Думаю, Вам будет даже удобнее переночевать тут. Думаю, Королева-Мать переживет некоторое время без Вас. - усадив девушку, Фонтаж отошел от стула и поднял графин с вином. - Не желаете? Прекрасный вкус, эти виноградники некогда принадлежали де Гизам, и они долгое время не хотели продавать их мне. Однако, сейчас они мои. - дьявольские огоньки заплясали в глазах мужчины, - Расскажите, мне, моя дорогая, что Вы любите?
Герцог сел на свое место и в его жестах чувствовалась уверенность и властность. Близилась ночь, время Темного Короля.

+3

5

То, что легко и просто казалось на природе, в окружении большого количества людей, приобретало совсем другой оттенок в этом маленьком и уютном особняке.
Как бы ни старалась мадемуазель Монтале видеть в людях только хорошее, но полагать, что забота, внимание и доброта герцога де Фонтажа бескорыстна, не могла даже Франсин. Фрейлина королевы матери только тогда поняла, в насколько щекотливой ситуации она оказалась, когда услышала рассуждения вслух Его Светлости о том, что в связи с усталостью на прогулке ей удобнее будет переночевать тут. Не то, что бы она считала это святотатством, но эти слова отзывались в ее душе странным волнительным трепетом.
- Благодарю за вино, - девушка приняла бокал и сделала несколько глотков. Вино оказалось на редкость вкусным, - я не очень разбираюсь в винах, но думаю, что виноградники, принадлежащие ранее Гизам, хорошо ухожены. – Сделав еще пару более уверенных глотков, Франсин почувствовала, как дневная усталость покидает ее.
- Вы правы, Ее величество сегодня не ждет моих услуг, мне надлежит приступить к своим обязанностям лишь третьего дня. Но я должна быть в корпусе фрейлин. – Мысль о том, что и сегодня, и завтра она свободна от служебных обязанностей, не могла не радовать. В глазах ожил озорной огонек, когда она представила, как ее подруги будут просить рассказать о сегодняшней прогулке.
- Что я люблю? – несколько удивленно переспросила Франсин. – Я люблю мороженое! – Живо ответила девушка и тут же смутилась такому наивному ответу. – Простите, Ваша Светлость, я хотела сказать, что люблю музыку, театральные представления, танцы. Поездки на природу, - тоном примерной ученицы пансиона стала перечислять мадемуазель. – И сегодня день был не такой уж утомительный, просто жаркий. Я единственный раз устала, когда играла в волан с бароном д`Юбиньи. – Мысль о юном бароне искоркой вспыхнула в ее сердце и тут же погасла при взгляде на уверенного и властного мужчину перед ней. Убрав с лица выбившийся локон, Франсин смущенно потупила взор и вновь пригубила вина.
- А что любите Вы, герцог? - девушка не могла избежать искушения и не задать этот простой вопрос. То, что герцог де Фонтаж любит свою сестру, она уже поняла, достаточно было услышать как он отзывается о ней, какие подарки получала девушка от своего брата. Вот и этот наряд, что на ней, возможно, выбран был для нее в свое время братом.

+2

6

Герцог де Фонтаж улыбнулся: эта девушка была действительно полевым цветком, но она очень уж старалась стать розой. Впрочем, можно было и помочь ей остаться лишь цветком.
- Очень, мило. Я тоже люблю музыку и театр, - мягко и властно сказал Жоффрей, - Что люблю я?- герцог издал одобрительный смешок, - Я люблю красивые вещи, покорность, держать все под контролем и хорошее вино.
Жоффрей посмотрел в окно, задумавшись о том, успеет ли герцог на вечерний корабль или его удастся перехватить. Фонтаж еще толком не знал, на что ему сдался герцог Бекингем, но иметь хорошие отношения с министром Англии -это неплохо. Ведь это больше свободы, да и проще следить, чтобы Луи долго носил корону на голове.
Быстро подумав о своем и сложив все выгодные и нужные ему ходы, он вернул внимание фрейлине. Он задумчиво пару раз ударил себя указательным пальцем по подбородку, и мило улыбнулся.
В этот момент в комнату вошла Демьян, молча расставляя еду, которую успела приготовить, и так же молча положила перед своим хозяином несколько писем, очевидно, недавно переданных Жоффрею.
Герцог улыбнулся Франсин и быстро просмотрел письма. Ничего срочного или заинтересовавшего герцога не было, поэтому он кинул их на подоконник, до лучших времен.
- Угощайтесь, моя милая Франсин. Надеюсь, стряпня милой Демьян придется Вам по вкусу. Не знаю ни одной кухни мира, чтобы хотя бы пару блюд из нее она не смогла приготовить.
Пожилая женщина учтиво поклонилась де Фонтажу и, так и не сказав ни слова, покинула комнату. Жоффрей разлил вино по бокалам и проницательно посмотрел в глаза Франсин.
- Знаешь, моя дорогая Франсин, я долго думал, как построить разговор с тобой, и сейчас я пришел к выводу, что нужно говорить прямо. Начнем с того, что я никогда и никого ни к чему не принуждаю, все решения принимаются людьми, я просто показываю выгоду. В любом случае, мои симпатии никуда не исчезнут. Вы готовы выслушать меня?
Обаятельная улыбка герцога добавилась оттенками невинности и очарования. Его зрачки расширились, и он с любопытством смотрел на девушку.
Он хотел тянуть, но это было не его излюбленной тактикой, по крайней мере, с женщинами.

+3

7

Слуги в этом доме, по всей видимости, играли роли теней, по крайней мере старались быть невидимыми и неслышимыми. Служанка молча расставила на столе блюда, молча подала своему хозяину письма. Франсин, глядя на накрытый стол, невольно отметила как красиво были оформлены блюда.
Воистину все соответствовало тому, что любил герцог де Фонтаж. Стол был красиво накрыт, в бокалах было налито хорошее вино, слуги были покорны, словом все было под контролем.
- Спасибо, Ваша светлость, я заранее уверена, что Демьян прекрасно готовит. – Девушка положила себе на тарелку перепелку в медовой карамели и взяла пышную булочку. Отломив небольшой кусочек, она обмакнула его в соус и попробовала. Вкус был необычный. Медовая карамель отдавала тонким сочетанием аромата специй.
Неожиданно для нее герцог сменил тему разговора. Мадемуазель не сомневалась, что ее приглашение сюда не случайно. Как бы мало она ни провела времени при дворе, но успела уяснить, что мало кто бывает добр от души. И те или иные поступки совершаются с определенной  целью.
Улыбка де Фонтажа была очаровательна, а взгляд проницателен. Невольно Франсин поежилась, словно от случайного сквозняка. Сделав глоток вина, она еще раз отметила, насколько оно хорошо, и похоже на те вина, что поставляются Марии Медичи из Италии.
- Я ценю Вашу прямоту, Ваша светлость, - фрейлина, ожидая серьезный разговор, улыбнулась, может быть, чуть натянуто, но в ее взгляде не было ни настороженности, ни страха. – Нечасто при дворе встретишь людей, говорящих откровенно. Я готова выслушать Вас, герцог, но, боюсь, что я слишком незначительная фигура при дворе вдовствующей королевы, чтобы обладать ценной для Вас информацией. -  В водовороте придворных интриг трудно сохранить нейтралитет, и молодая фрейлина чувствовала, как к ней присматриваются, но открыто ей никто никаких предложений не делал.

+3

8

Герцог цинично улыбнулся, на слова девушки. Проблема подобным ей заключалась в том, что им надо помогать расцветать, и он может это сделать.
Жоффрей начал говорить тихим и вкрадчивым голосом с нотками сожаления.
- В том-то и беда многих. Все пытаются играть сильными фигурами и не обращать внимание на другие фигуры, что послабее, забывая, что порой хороший игрок может нанести мат и пешками, лишь отвлекая противника ферзем. И порой не жалко разменять коня, спасая пешку, которая может сделать шах. - Герцог улыбнулся.- и несмотря на мою долгую и занудную речь, я не считаю Вас пешкой, моя дорогая.
Герцог поднялся и размеренно начал ходить по комнате.
- Наверняка, Вы думаете, что, естественно, я от Вас что-то хотел, ведь доброта не бывает бескорыстной. Что ж, честного говоря, отчасти Вы правы. К сожалению, весь наш мир - это сделки, а продуманные или спонтанные они, это не важно. И без сделок, тем более в высшем обществе, существовать нельзя, поэтому надо уметь их заключать и всегда знать себе цену. Вы, говоря, что незначительны, уже занижаете ее, а это, поверьте, не так, Вы стоите гораздо больше, чем думаете сами. Вы молоды и не замужем, Вы можете казаться глупой и наивной, и принимая вас по вашей маске, вам могут говорить важные вещи, не задумываясь ни о чем, особенно те, кто пожелает обладать Вами. - Герцог развел руками в жесте "такова жизнь".
- Лично меня, как ни удивительно, волнует судьба моего брата, нашего короля. Он слишком хороший человек, что увы, не делает его блистательным политиком. А я желаю, чтобы мой брат прочно сидел на троне и гордо нес корону на голове.
- Не могу не признать, что Его Высокопреосвященство неплохо ведет дела, но его может не стать, и если Луи не закрепится сейчас, у него будут проблемы потом.

Голос де Фонтажа стал серьезным.
- Франсин, я предлагаю Вам свое покровительство, в обмен на помощь мне в поддержке брата. Я хочу, чтобы вы передавали мне любую информацию, даже незначительную, если это хоть как-то может касаться моего возлюбленного брата. Ее Величество Королева-Мать может порой рассуждать о Людовике, например, и эта информация мне нужна. - Жоффрей встал напротив Франсин и серьезно посмотрел в глаза девушке, - я понимаю, что прошу о многом, что прошу взвалить на Ваши хрупкие плечики судьбу всей Франции, помочь мне в Защите Короля, встать на мою сторону
Де Фонтаж отвернулся от девушки.
- Я, наверное, действительно ужасный человек! Ведь даже говоря с Вами о столь важной миссии, мое сердце предательски стучит, стоит взглянуть на Вас. И я желал бы мечтать о чем-то запретном, но как благородный муж смею просить Вас только о танце, под музыку моего сердца.
Жоффрей грустно посмотрел на Франсин, пытаясь подавить озорные огоньки во взгляде.

Отредактировано Герцог де Фонтаж (29 Ноя 2014 15:13:41)

+1

9

Слова герцога были настолько серьезны и откровенны, что Франсин растерялась. Да, она знала, и сама говорила о том, что при дворе редко встретишь людей, говорящих откровенно, но чтобы так напрямую, как говорил Его светлость, она не ожидала. И самое непонятное, что во многом она была согласна. Да, мир - это сделки, только вот ставки у всех разные. У самой Монтале пока не было высоких ставок. И все ее ухищрения были мелки и наивны. Быть молчаливой и услужливой при Марии Медичи, веселой с подругами, кокетливой с кавалерами.
Слова де Фонтажа, касающиеся ее самой, бальзамом тщеславия пропитывали ее душу. Он говорил, что она стоит гораздо больше, чем говорит сама о себе, и в душе Франсин надеялась, что это так.
А вот то, что сказал герцог про короля, вызвало у девушке непритворное изумление. Она даже не смогла сдержать слов.
- Как?! Как может быть, что Его Величество - Ваш брат? – возглас изумления невольно сорвался с ее уст. – О, простите, я, наверное, неверно поняла Ваши слова. У королевы всего лишь два сына. Его Величество Людовик и Его высочество Гастон Орлеанский. – Не смея рассуждать о внезапно мелькнувшей догадке, Франсуаза замолчала.
- Ее Величество Мария Медичи действительно порой говорит о своем царственном сыне, но ее больше всего печалит невнимание Его Величества к ней. Она считает, что ее сын прислушивается к советам не тех людей, и незаслуженно отстраняет от власти свою мать. Но эти слова она высказывает как мать, желающая только добра своему сыну. – Франсин, прикусив нижнюю губку, размышляла вслух, вспоминая слова своей королевы, случайные и намеренные фразы, сказанные ею в присутствии придворных и фрейлин. Королева начинала бояться возвышения кардинала Ришелье.
Серьезный взгляд герцога сменился грустным, а Монтале не могла понять причину этой грусти. Она понимала, что ей сделали сейчас такое предложение, которое может быть получают раз в жизни, но и спешно отвечать на них тоже не принято. И потом раз это сделка, то что получит она?
- Простите, если Вы говорили, что весь мир - это сделки, то что мне даст Ваше покровительство? Простите мне этот вопрос, но даже я понимаю, что встать при дворе на чью либо сторону это серьезный шаг. Мне сейчас даже не с кем посоветоваться, приходится доверять Вам. – Внезапно Франсин захотелось искренне помолиться, чтобы обрести мир в душе и гармонию. Могла ли она еще утром помыслить, что ей придется принимать сегодня такие важные решения? Ей, чьи мысли утром были лишь о том достаточно ли нарядно ее платье и красива ли шляпка?!
Задумавшись, Франсуаза не сразу услышала слова герцога, который уже говорил на другую тему. И эта тема была более понятна девушке.
- Вы не более ужасны, Ваша светлость, чем другие. И, на мой взгляд, Вы сейчас более откровенны, чем другие. – Кокетливая улыбка украсила лицо фрейлины. – Вы просите меня о танце прямо сейчас? – Слова о том, что глядя на нее, этот мужчина желает о чем-то запретном, румянцем разлились по ее щекам. Прикрыв глаза на минуту, она могла представить только его руки на своей талии и прикосновение губ к своим губам.

+1

10

Герцог приподнял одну бровь и мило улыбнулся.
- Я думал при дворе уже все успели разнести новость о моих родственных связях. Очевидно, я теряю свою популярность. - Жоффрей усмехнулся и наигранно помотал головой.
Затем де Фонтаж с вниманием слушал о том, что говорила, Франсин. Он задумался о том, о чьем же именно мнении говорила Королева-мать. Ведь если речь была о Ришелье, то он был готов ее поддержать, но не во всем, если же это казалось Королевы Анны, то тут он был на стороне Марии Медичи полностью.

- Конечно, каждая сторона - это выбор и риск. Впрочем, такой же риск, как и оставаться нейтральным персонажем. - герцог развел руками. - Могу сказать одно: ни один покровитель не перешагнет через свои интересы ради своих сторонников, каким бы ангелом он ни казался. Люди страдали и со стороны Короля, и со стороны кардинала, и со стороны королев. Это так, тут нечего скрывать. Те же слуги, что пробуют еду высокорожденных - в случае их отравления никто и не попытается их спасти, даже если будут шансы. Увы, такова жизнь. Я не буду говорить, хуже я, или лучше - это решает каждый для себя. У меня много сторонников, пока меня никто не предавал. - Попытки были, но эти попытки вряд ли теперь когда-нибудь найдут.- Меня считают истинным дьяволом, но дьявол держит ад в равновесии. Тьма и свет - это два крыла, несущих этот мир. Те, кто преданы мне, никогда и ни в чем не нуждаются, и я оказываю всяческую помощь своим сторонникам, если есть возможность. - он подошел к девушке совсем близко, заглядывая ей в глаза, - В отличии от других, я умею ценить человеческие жизни. И если, моя милая Франсин, тебе понадобиться помощь, тебе будет достаточно мне сказать о своих желаниях. Если тебе надо будет бежать, я всегда помогу. О наличии лучших платьев и украшений у тебя даже говорить не стоит, особенно, если ты будешь особенно предана мне.
Герцог развернулся и подошел к столику где стояла ваза, на которой лежало несколько коричневых плиток и взял одну из них.
- Вы имеете право отказаться, напоминаю. Но только не сейчас...
Герцог вновь приблизился к фрейлине и аккуратно коснулся плиткой губ Франсуазы.
- Попробуйте, это шоколад, подарок моего хорошего друга повара, его эксперимент. Очень вкусно. - Жоффрей улыбнулся и взял девушку за руку, так как положено во время танца.
- И, да, я желаю танца сейчас.
Глаза де Фонтажа заблестели, как у охотника, настигнувшего свою жертву. Ведь он не стал упоминать, что в божественного вкуса шоколад была добавлена идеальная доза шпанской мушки, которая вызывала нужный эффект, но не сильно вредила организму.
Одно движение - и девушка уже была в объятиях герцога.
- Надеюсь, я не очень пугаю Вас, моя милая.
Его губы накрыли ее губы в страстном поцелуе.

Отредактировано Герцог де Фонтаж (9 Дек 2014 15:09:50)

+3

11

- Можете поверить, что об этих Ваших родственных связях с Его величеством я слышу впервые, наверное сплетни прошли мимо того общества, где я бываю. – Тут ее удивление было искренне, хотя то, что у покойного короля Генриха Четвертого были бастарды, она знала. Знала и отношение Марии Медичи к незаконнорожденным детям своего мужа. Слухи могли ходить по определенному кругу лиц, и не выходить за него.
Выбор и риск идут рядом, как ночь и день. Они неразделимы. Внимательно слушая слова герцога, Франсин думала, что в службе любому высокопоставленному лицу есть риск. Риск впасть в немилость, или риск оказаться на стороне проигравшего. А сейчас ей предлагали помощь, покровительство, наряды и драгоценности. Поистине сейчас в ее душе шла борьба. Франсин догадывалась, о какой особой преданности вел речь герцог. И этот шаг пугал девушку.  Мнение общества в таких случаях порой беспощадно, стоит сделать лишь один неверный шаг. Лучшее решение сейчас было не говорить ни да, ни нет. Пока это возможно.
- Попробуйте, это шоколад, подарок моего хорошего друга повара, его эксперимент. Очень вкусно. - Франсин и не думала отказываться от шоколада, хотя само обстоятельство, что ей предлагали лакомство из рук ее смущало. Но и сам ее приезд сюда давал повод Его светлости так вести себя. Но что плохого в шоколаде? Лакомство таяло во рту, оставляя сладко - горьковатый вкус.
- У Вашего друга замечательный повар, шоколад очень вкусный, - улыбнувшись в ответ она вложила свою руку в ладонь герцога, словно готовясь танцевать.
- Танцевать сейчас? Без музыки? - доверчивый взгляд, словно, она ожидала, что музыка зазвучит, как по волшебству.
Еще мгновение, и она оказалась в объятьях герцога, а его губы коснулись ее губ. По всем правилам, она, как порядочная девушка должна была сопротивляться, холодно-вежливо поблагодарить за гостеприимство, и покинуть этот дом. Но она не могла. Этот поцелуй был так непохож на те, что она получала до сих пор. Даже если вспомнить поцелуй барона д`Юбиньи сегодня  на прогулке в Шарантоне. Не могла и не хотела. Не хотела, что бы ее отпускали из объятий, не хотела, что бы прекращался этот страстный поцелуй.
- Нет, не пугаете, - прошептала Франсин, уже охваченная головокружительной слабостью. Сильные и властные руки держали ее в своих объятьях, заставляя ее сердечко биться сильнее, а щеки пылать румянцем. Де Фонтаж был без камзола, в одной рубашке, ворот которой был расслаблен.  Находясь в его объятьях, Франсин казалось, что она чувствует тепло его тела сквозь дорогую и тонкую ткань его рубашки. Что это? Любовь? Девушка понимала, что стоит на грани, после которой ее мир расколется на «До» и «После», и обратного шага не будет.
- Как мне Вас звать, герцог? – Только сейчас фрейлина поняла, что ей хочется называть этого мужчину не по титулу, а по имени, вот как он ее. И пусть она потом пожалеет, но ей все больше и больше нравилось обращение к ней по имени или «моя милая».

Отредактировано Франсуаза де Монтале (15 Дек 2014 00:25:47)

0

12

Герцог снисходительно улыбнулся и наклонился к уху девушки.
- Вообще, мое имя Жоффрей, поэтому любые вариации, угодные Вашему сердцу, Франсин.
Он снова нежно и аккуратно коснулся губ девушки и властно прижал ее к себе. Пути назад для девушки не было, да и Жоффрей уже достаточно завелся. Он любил красоту, а Монтале была весьма хороша собой.
Несмотря на внешнюю худощавость и некую беспомощность, Жоффрей поднял девушку будто та ничего и не весила.
Он аккуратно понес ее в сторону своей спальни.
Выбирай мою сторону, Франсин, и ты не пожалеешь. - тихо на ушко произнес Жоффрей, неся девушку.
Открыв ногой двери, мужчина внес Монтале в небольшую комнату, оббитую помпезным бордовым бархатом, и положил объест своего вожделения на большую кровать с резными колонами и плотным алым балдахином.
Жоффрей быстро развязал шарф, скинул с себя сюртук жилет и рубашку. Парик соскользнул на пол, демонстрируя каштановые волосы мужчины. Герцог встал на кровати на колени и двинулся вперед, нагибаясь над девушкой. Он вновь запечатлел ей поцелуй в губы, в то время, как руки скользнули к завязкам на платье. Поцелуй становился агрессивнее и вожделеннее. Губы Жоффрея скользнули на подбородок, перешли к шее, опустились на грудь. Язык дерзко скользнул под декольте. Закончив с завязками, руки скользнули на стройные ноги барышни. Пальцы поднялись к вожделенному и сокровенному месту под платьем.
Мужчина усмехнулся и зубами аккуратно потянул край декольте вниз и хмыкнул.
- Платье уж слишком красивое, боюсь порву. Впрочем, я куплю тебе тысячу еще лучше. - утробно и тихо проговорил герцог, задыхаясь от желания и страсти.

+2

13

Его имя прозвучало для нее, как музыка. Хотелось повторять это имя вслух много раз, что бы почувствовать на своих губах его звучание.
- Жоффрей, - только и смогла произнести Франсин, когда ее губ опять коснулся поцелуй герцога. Такой страстный, манящий… Сильные руки подхватили и понесли ее, а ей казалось, что она парит в воздухе, от охвативших ее чувств и… желания. Желания быть ближе к этому человеку. Желания, пьянящего, кружащего голову, разливающегося теплом по всему телу…
Выбирай мою сторону, Франсин, и ты не пожалеешь.
Тихий шепот герцога проник в самое сердце фрейлины. Смотря на него затуманенным взглядом, она только и смогла прошептать:
- Да, Жоффрей. Я буду на твоей стороне, и уверенна, что не пожалею. – Как она могла сейчас думать иначе? Как ему вообще можно было не верить?
Оказавшись в комнате, на широкой кровати, у нее едва было желание рассматривать обстановку, ведь рядом был ОН! А какие у него оказывается красивые собственные волосы! Франсин коснулась их рукой, ощущая их шелковистость. Еще и еще она запускала в эти волосы свои пальчики, сама того не ведая лаская их. А ее губы отвечали на новые поцелуи, которые становились все более требовательными, даря ей новые ласки. Еще немного и фрейлина стала отвечать на эти ласки сама (она находилась все еще под действием необычного рецепта шоколада). Руки Франсин коснулись обнаженных плеч де Фонтажа, и девушка с удивлением отметила, что тело мужчины может быть таким манящим, вызывающим желание прикасаться к нему. Когда же его руки коснулись ее ног, то Франсуаза невольно застонала от охватившего ее вожделения. Она сама не понимала как может себя так вести, но в тот момент ей казалось все естественным.
- Жоффрей… - прошептала она, - я не знала, что любовь та прекрасна, что руки мужчины могут быть так нежны. Я… - она запнулась немного, - я еще никого не любила. Я не была еще так близко ни с кем.
- Платье уж слишком красивое, боюсь порву.
- Мне не жаль этого платья. Это платье Вашей сестры. – Девушка закрыла глаза, понимая, что это платье та несущественная преграда, которая разделяет ее от познания того за что Адам и Ева были изгнаны из Рая.
- Жоффрей…. Я люблю Вас… - губы ее настойчиво, но в то же время несмело коснулись герцога.

+2

14

Фонтаж довольно улыбнулся, прижимая девушку к себе. Она говорила слова любви и принадлежала ему, полностью и бесповоротно. Он относительно быстро освободил девушку от ненужной ткани, нависая над ней и рассматривая ее. Да, он был действительно прав, она была прекрасной и изящной, обладала кожей, к которой хотелось прикасаться, которую хотелось пробовать на вкус. Но спешить было нельзя, прикосновений было достаточно, чтобы оценить неопытность девушки. Что ж, Жоффрей любил, когда ему подчинялись, поэтому он аккуратно раздвинул ноги девушки и устроился между ее бедер, покрывая ее тело, нежными и властными поцелуями.
Он опускался ниже и ниже, шел от шеи, переходил к груди, опускался к животу, и наконец-то достиг вожделенного места. Он коснулся языком бугорка между ее ног, ощутив ее вкус. Возбужденно выдохнув, его язык полностью овладел ее женственностью. Не часто герцог ублажал женщин, обычно он предпочитал, чтобы женщины старались для него, но и у такой крысы как де Фонтаж были определенные благородные наклонности. Его пальцы решили составить пару языку для этого танца страсти. Он желал слышать, как девушка стонет, как прерывается ее дыхание. Возбуждение нарастало и у Жоффри, но ему приходилось останавливать себя, давая девушке полностью быть готовой принять его.
Приподнявшись на руках, он прополз немного выше, обхватывая губами сосок Франси.
- О, Франсин! - прорычал Жоффри.
Выдохнув, герцог резко вошел в девушку, уж лучше сразу и быстро. В этот момент он крепко держал девушку за запястия, не давая возможности ей вырваться, даже если бы она захотела. Попалась, так попалась и пути назад не было, даже если бы она захотела.
Он медленно вышел из нее, и снова резко вошел. Он чувствовал, насколько она была там непорочна, и медленно и осторожно задвигался, наблюдая за ее реакцией.

Отредактировано Герцог де Фонтаж (3 Мар 2015 11:14:43)

+3

15

Только потом Франсин смогла оценить, как терпелив, и деликатен был с ней Жоффрей, а в тот вечер она была лишь ученицей альковных страстей. Его поцелуи и ласки еще больше разжигали и без того охватившее ее желание. Еще немного, и она познает тайны, которые духовные лица и благочестивые матроны называют постыдными и греховными, за что были изгнаны из рая Адам и Ева. Стоит ли этот грех того, что некоторые женщины готовы пожертвовать ради него своим добрым именем, благополучием, а иногда жизнью и свободой?  С каждой минутой, с каждой новой лаской ей хочется скорее приоткрыть завесу тайны. Если это так больно и ужасно, то почему в куртуазных романах плотская любовь описывается как обморок, экстаз, вожделение.
Когда их тела соединились, то Франсин лишь негромко вскрикнула, но скорее от неожиданности, нежели от боли. А тело просило еще большего наслаждения, и она, следуя велению природы движет бедрами навстречу мужчине. Она теперь знает, что можно умереть от счастья, когда тебя охватывает буря, и хочется продолжения безумств, и боль тоже может приносить наслаждение.
- Еще! – скорее стон, чем крик срывается с ее уст в нетерпении.
После, лежа на пышном ложе, Франсуаза ощутила внизу живота несильную, но раздражающую боль. Будет ли так каждый раз или это только сегодня? Это она узнает завтра или в другой раз.
- Жоффрей, - шепчет она, переводя сбившееся дыхание, и проводя рукой по его волосам, - я люблю Вас…
Тогда Франсуаза еще не знала, что к мужчине можно испытывать столь сильное желание, что принять это за любовь.

+4

16

- Да, девочка, произноси мое имя! Мне это нравится! - выдохнул Жоффрей.
Ох, нет, теперь он не отпустит эту женщину от себя. Красивая, полезная и чувственная. Вполне возможно, она будет послушной, и возможно, герцог разузнает ее родословную. Разве она будет плоха, чтобы стать герцогиней?
Де Фонтаж задвигался быстрее, чувствуя как сжимаются ее мышцы, его глаза застилала страсть! Все же обладание кем-то вызывало дикий восторг и желание.
Ее стоны вводили в безумие. Быстрее! Еще Быстрее!
Герцог вкладывался в каждое движение, следя за реакцией его новой женщины, доставляя ей максимум удовольствия, чтобы она не жалела о своем выборе, даже несмотря на небольшую помощь в этом деле. Поэтому для усиления в ход пошли еще и руки, дабы показать в первый же раз своей жертве все оттенки страсти. Пик приближался, и герцог пытался сдержаться до последнего, но его желания были слишком сильны, он резко отодвинулся от Франсин, тяжело выдыхая и смотря на ее реакцию. В конце концов, он мог все завершить для нее и руками.
Хищная и самодовольная улыбка появилась на лице де Фонтажа.
- Я рад, что ты выбрала мою сторону.
Жоффрей убрал влажные от пота волосы с лица, сверху воззаряясь на свою побежденную Франсин.

арт в тему ^^

http://cs319918.vk.me/v319918613/5883/Z0OqpsUUaFc.jpg

Отредактировано Герцог де Фонтаж (9 Мар 2015 01:17:43)

+3

17

- Жоффрей… - она еще и еще повторяет его имя, которое звучит для нее, как музыка.
Сейчас, когда этот страстный танец любви закончился, Франсин чувствует себя разбитой, утомленной, но в то же время счастливой.
- О, Жоффрей, - девушка улыбается, - ты же сказал, что я не пожалею, если выберу твою сторону. И я уже ни о чем не жалею. Я Вам верю. – И как ни странно, мадемуазель де Монтале была искренна в своих словах. Она не только доверилась ему, а отдалась, пожертвовав свою невинность, не прося ничего взамен, не торгуясь, не ставя условий.
- Ах, если любовь так прекрасна, то почему же это называют долгом? – не удержалась фрейлина от такого вопроса. И дело было не в нравственности или морали, просто в ее представлении долг был чем-то скучным и неизбежным, как служебные обязанности или месса. Семья и дети это тоже долг и обязанность женщины, но если замужество влечет вот такое наслаждение, которое она только что познала, то разве можно это считать долгом? И сейчас, когда их тела разъединились, Франсин почувствовала холод, невольно поежившись, она потянулась, чтобы обнять герцога. – Я замерзла, согрей меня.
Задавалась ли она сейчас вопросом что будет с ней дальше? Что будет, если эта встреча принесет свой плод, и ее грех будет очевиден. Ее удалят от двора, отправят к родителям или в монастырь. В воспоминаниях мелькнуло, как утром, в начале прогулки в Шарантон, мадам де Комбале пыталась ей что-то сказать про герцога, когда тот приглашал ее ехать с ним в лодке, а она отказалась, но разве тогда она слушала маркизу? Нет. А герцог… Оказывается, он не забыл их встречу на берегу Сены, он нашел ее среди всех гостей пикника. А если это любовь? Франсуазе так хотелось в это верить, что она не задавала никаких вопросов Жоффрею, будучи уверенной, что он позаботится о ней, устранив любую неприятность.

+5

18

Милая, наивная и прекрасная. Ты была еще незрелым яблоком, но я помогу тебе познать все, о чем ты только слышала, и помогу созреть тебе. Тем более верна мне (по крайней мере, будем надеяться), что может быть приятнее.
Девушка была приятным приобретением, но ей явно не стоило знать ничего лишнего. Она должна была знать лишь то, что касалось ее и его. Теперь она будет принадлежать ему, а значит, никто не посмеет причинить ей вред, кроме него самого.
Герцог улыбнулся девушке, прижимая ее к себе и свободной рукой натягивая на них одеяло.
- Любовь действительно прекрасна, особенно с хорошим любовником, - герцог многозначительно приподнял брови,- И любовницей. Почему долгом? - герцог стал водить пальцами по рукам девицы, касаясь ее нежной кожи, - Не все так хороши, как я, - усмехнулся герцог,- Большинство мужчин весьма бесчувственно, им достаточно для удовлетворения только контакта и они не думают о девушках, с которыми все куда сложнее. Да и к тому же это все идет от церкви, а священники временами редкостные завистники, вот и пугают. - Герцог коснулся волос девушки, придвигая ее и даря страстный поцелуй.
В голове де Фонтажа уже был план на некоторое время вперед, для закрепления любви девушки. Пару подарков и пару страстных ночей с обучением ее премудростям любви - и она будет прекрасной жемчужиной.
Да, Жоффрей знал, что случайности не случайны. Самодовольная улыбка не сходила с губ герцога.
- Малышка, ты прекрасна. - прижав девушку, проговорил Жоффрей ей в затылок.

+4


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Шаг с облаков в тень (15 июля 1626 года)