Elegant Rose
Вверх страницы
Вниз страницы

Три Мушкетера: Тайны Французского Двора

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Жить станет лучше, жить станет веселее! {12 февраля 1627}


Жить станет лучше, жить станет веселее! {12 февраля 1627}

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Шарль д'Артаньян, граф де Вард
Время и место действия: 12 февраля 1627 года
Краткое описание событий: Философские трактаты - это скучно, гораздо интереснее заниматься философией житейской в самом что ни на есть прикладном смысле - разве можно найти слушателя лучше знакомого по вражескому лагерю?

+2

2

Париж увязал в снегу. Пожалуй, зрелище можно было назвать потрясающим, если смотреть на белые хлопья из окна хорошо протопленной комнаты. А вот тем, кто оказался в такую стужу на улице, вся эта красота никоим образом не поднимала настроения. Шарль как раз оказался одним из таких "счастливчиков" - он возвращался из караула. Лютый мороз колол лицо гасконца, руки напрочь промерзли, казалось, что одно неосторожное движение и костяшки пальцев рассыпятся, как тоненький лед, который то и дело хрустел под ногами. Эти самые ноги еле волокли юношу к дому. Единственное, чего сейчас хотелось молодому мушкетеру - оказаться у пылающего камина и отогреться, ну а после, немного выпить, конечно же, для закрепления согревающего эффекта.
- Черт бы побрал этот мороз,- ругнулся юноша, сильнее закутываясь в плащ, который ни черта не согревал в такую стужу. Хорошо хоть метель улеглась и теперь дорогу стало видно. От этого стало не сильно легче, но снег, по крайней мере, не резал по глазам и щекам. Да уж, погодка не из лучших. Мушкетер смотрел лишь под ноги, поэтому сильный удар в плечо был крайне неожиданным, и свалил его прямиком в сугроб.
- Черт возьми, смотрите куда идете, сударь!- мушкетер кое-как поднялся из снега, проклиная неловкого прохожего. Снег забился под одежду, что не добавило приятных ощущений. Чертыхаясь, гасконец принялся выкарабкиваться из снежного плена, стараясь не получить новую порцию снега за шиворот.

+2

3

Ходить пешком (и, соответственно, сбивать прежде времени подметки на сапогах, как добавил бы прижимистый Любен) всегда было для де Варда сущим мучением. Порой, даже если нужно было забежать на соседнюю улицу, он терпеливо ждал, пока заседлают коня. Пожалуй, только скользить по паркету и выписывать вензеля по полу не было для него утомительно. А уж тем паче в такую погоду...
Разумеется, будь его воля, он лишние два часа повалялся бы в кресле, дразня Мину перышком и слушая ее визг и лай, когда это перышко резко отскакивало в сторону, но приходящий медик был убежден в том, что пешие прогулки страсть как полезны для здоровья и пренебрегать оным такому еще совсем не старому человеку просто грешно. Иными словами, бедного Раймонда буквально вытолкали совершать променад - сам бы он  отважился выйти без кареты, пожалуй, разве что в случае пожара, потопа или внезапной женитьбы папы Римского. Плотнее закутавшись в онгрелин* и про себя браня излишнюю ученость некоторых, де Вард с величайшей неохотой вышел на улицу.
Как хорошо известно, мороз - злейший враг моды. Не говоря уже об одежде, его не заботило даже то, что красный цвет кожи совсем не аристократичен, и то и дело обжигал щеки, так что не приученный к холодам Раймонд поспешил спрятать всю нижнюю часть лица под воротник.
Правда, одно приятное обстоятельство у зимней прогулки было - ступая на снег, ножки прекрасной половины Парижа, обыкновенно скрытые под дюжиной юбок, оставляли след, и таким образом позволяли полюбоваться собой.
Засмотревшись на одну такую цепочку следов, несомненно, запечатленных очаровательными каблучками (можно было даже надеяться, что маркиза проходила по этой улице раньше него и, если немного ускорить шаг, они встретятся), он в самом деле пошел немного быстрее, не отрывая взгляда от хорошенькой снежной картинки, и... ну, в общем, это было довольно предсказуемо.
- Простите, я ненароком, - смущенно отступил де Вард, когда его полет фантазии влетел в чью-то спину и опрокинул ее обладателя в снег. Впрочем, уже через секунду смущение переросло в досадное разочарование, - А, это Вы... Ну, тогда Вам не повредит холодная ванна.
Пострадавший немедленно превратился в помеху, прервавшую его сладкие грёзы - старинный знакомец, гансконский искатель быстрой славы и удивленно приподнятых бровей Его Высокопреосвященства. Принесет же нелегкая такую встречу...


* - вид зимней мужской одежды на меху, расширенной книзу

+2

4

Сверху послышались извинения.
Лучше бы встать помогли, а потом уж извинялись...
Гасконец кое-как поднялся из сугроба и, еще раз проклянув прохожего, принялся отряхивать снег с одежды. Тот как назло не хотел стряхиваться с промерзшей ткани, и юноша вскоре оставил это неблагодарное дело.
- А, это Вы... Ну, тогда Вам не повредит холодная ванна.
После этих слов Шарль всё-таки удосужился обратить внимание на виновника его падения. Граф де Вард. И какого черта этот павлин делает на улице в такую погоду! Неужели кардинал настолько урезал жалование своим приспешникам, что они теперь землю ногами топчут, вместо того чтобы ездить в каретах? Эта мысль немного взбодрила гасконца.
- Граф! Какая встреча! Уж кого-кого, а человека подобного Вам меньше всего ожидаешь встретить на улице в такую прекрасную погоду. А насчет холодных ванн... Я где-то слыхал, что они улучшают цвет лица, так что это скорее полезно Вам, а не мне,- конечно, не совсем правильно было говорить подобное, но слова у гасконца порой выскакивали прежде, чем он успевал обдумать их.
- Не хотите ли убедиться в эффективности процедуры?- будь погода лучше, Шарль обязательно вызвал бы графа на дуэль, хотя бы в качестве разминки, но вот сейчас придется обойтись без этого, а жаль. И что теперь? Остаётся, ну разве что окунуть графа в снежок. Гасконец усмехнулся в усы. А собственно почему бы нет? Шарль зачерпнул немного снега и, слегка примяв его, запустил в графа. Как и ожидалось, снежок рассыпался. Но какое удовольствие было видеть лицо графа в этот момент!

+2

5

Как граф ни готовился к тому, что старинный приятель отпустит какую-нибудь остроту, прямой атаки он никак не ожидал и не успел закрыться от снежка в лицо. Возможно, лет двадцать назад он счел бы, что это довольно весело и ответил тем же, но те времена давно прошли, и великосветский тон очень быстро растолковал ему, что откровенный разговор не ценится.
- Ай, что Вы делаете! - он даже немного испугался - от человека, способного запустить в господина де Варда снежком, можно было ожидать чего угодно, - Где Вы только воспитывались!
Нафыркавшись вдоволь, точно любимый кухаркин кот, которого какой-то наглец посмел взять за шкирку, Раймонд продолжил, более-менее успокоившись от перенесенного позора:
- Как видите, прогуливаюсь. - ну, не говорить же, что слишком обеспокоенный его здоровьем эскулап отправил месить сапогами снег, - Мне ведь, в отличии от Вас, не нужно никуда бежать. Его Высокопреосвященство заботятся о своих верных слугах и не допускают того, чтоб они бегали по такому холоду. - как говорится, услуга за услугу, скалить зубки мы тоже умеем, - А что это на Вас такая материя легкая, так только в октябре бы ходить. Перед дамами красуетесь, что ли? Или... жалованье задерживают? Ах, какая жалость! Неужели королевские мушкетеры получают меньше приспешников Красного Герцога? Вот пощупайте-ка, как теперь следует одеваться. - де Вард не смог все-таки не высунуть длинный язык и насмешливо показал д'Артаньяну внутреннюю сторону полы своего верхнего платья, отороченную мехом, - Впрочем, если желаете, я хоть сейчас готов дать Вам взаймы.
Словно упрекнув его, порыв ветра вновь задул, так что волей-неволей пришлось запахнуться.

+2

6

НПС - юный паж Марсель*
   Марсель в компании десятилетнего слуги Люсьена, который за последние недели стал ему хорошим другом, возвращался после перенесенной простуды в Пале-Кардиналь, где с осени нес службу при Его Высокопреосвященстве и первом министре Франции Ришелье. Погода была для сего события, мягко говоря, не самая подходящая. Скорее подходящая для того, чтобы за первым недугом поймать следующий. Хорошо что Люсьен ещё лет с шести обшарил Париж и исследовал его вдоль и поперек и во все времена года, и сегодня до определенного момента подсказывал ему самые безветренные тупики и проходы, пока они не были вынуждены выйти на одну из широких улиц около Сены, где холодный ветер пересчитал бы им кости, не будь Марсель закутан изнутри как мумия. Да и Люсьен утеплился отцовской курткой из бычьей шкуры.
- Что это, Люсьен? - Марсель видел, как мушкетер, что был спиной к ним, бросил снежком в тепло одетого дворянина.
- Как что, дуэль сейчас, наверное, будет, господин Марсель! - так Люсьен звал Марселя без свидетелей вместо "господин де Кретель".
А пожалуй, что и будет. Или не будет. Марсель посмотрел на того, кому бросили вызов. Вместо того, чтобы разгневаться или уж смеясь бросить снежком в ответ, как это сделал бы друг-приятель, тот начал что-то объяснять, да ещё одежду показывать.
Что за мямля?! - почти презрительно подумал паж кардинала и нахмурился. Он узнал этого "мямлю" - тот  был частым гостем в Пале-Кардиналь. Многие товарищи Марселя по службе и учебе (второе пока что преобладало) не понимали, зачем кардинал держит графа де Варда, но Марсель полностью доверял Его Высокопреосвященству в подборе помощников. Он тоже не понимал, но именно признавал, что не понимает. Но если мы чего-то не понимаем, это, возможно, плохо говорит о нас, а не о том, кого или чего не понимаем. А может, быть, так и нужно, чтобы мы этого не понимали, - на этом он пресек последний раз обсуждение этого вопроса с болтуном д'Экуеном.
Ещё чуть-чуть понаблюдаю, да надо выручать Его Сиятельство, - Марсель наклонился и на всякий случай приготовил снежок, попутно заметив, что Люсьен уже обеспечил его боевым запасом из шести штук.
____________________
*проба. Если не подходит, то удалю

+2

7

Да, запустить снежок стоило хотя бы ради того, чтоб сейчас стоять и посмеиваться над кардинальским котом, ну, а какое еще существо будет так фырчать, точно кот, который ткнулся в снег пушистой мордой.
Интересно, а Ришелье осведомлен о подобных талантах графа?- гасконец усмехнулся в покрывшиеся инеем усы, представив, как Раймонд де Вард собственной персоны стоит напротив Красного Герцога и пофыркивает.
- Прогуливаетесь? В такую-то погоду? Уж не помутнился ли у Вас рассудок?- мушкетер не мог представить человека в здравом уме и твердой памяти, который будет "прогуливаться" в такую мерзкую погоду.
- Мне и в подобной "тоненькой материи", как вы выразились, тепло. Знаете ли у слуг Его Величества по венам кровь течет, а не вода вперемешку с вином. Жалование?! Истинный мушкетер никогда не зависит от жалования!,- не признаваться же кардинальскому прихвостню, что жалование действительно в который раз задерживают.
- Взаймы? У Вас? О нет, увольте. Лучше уж сразу к дьяволу проситься, чтоб в котле согреться!- гасконец хохотнул, когда очередной порыв ветра заставил графа плотней укутаться. Сам же он браво расправил плечи, эта перепалка немного разогнала кровь по венам, и теперь гасконцу действительно было тепло. А если бы разговор переместился в теплое помещение, то Шарль не упустил бы возможность вызвать де Варда на дуэль, чтоб тот в следующий раз хорошенько думал перед тем, как говорить что-то в адрес мушкетера.
Ноги гасконца уже грозились примерзнуть к дороге, а это уже не шутки. Тратиться потом на лекарей и прочих шарлатанов никак не хотелось.
- Знаете, граф, будь сейчас хоть немного теплее, я бы вызвал Вас на дуэль, и мы бы навсегда решили бы все спорные моменты, но сейчас как-то слишком прохладно для дуэли, боюсь, потом поединок сочтут нечестным. Так что, предлагаю зайти в ближайший трактир, отогреться и найти тех, кто поможет нам решить вопрос о том, кому лучше служить, - Шарль поправил воротник, и легонько переступил с ноги на ногу, так чтоб это было не заметно. Не очень-то хотелось дать Варду понять, что он почти окоченел, пока они тут мило беседовали.

+2

8

У меня-то не помутился! Будь моя воля, я б валялся в креслах и посмеивался над Вами. Вот всегда говорил, что излишняя ученость губит людей. Но почему из-за чьей-то учености должен расплачиваться я?
Хороший вопрос. В глубине души де Вард, конечно, был согласен, что теперь не время для прогулок. Но тут вмешалась пресловутая "честь мундира", которая не позволяла какому-то там искателю приключений (ну и что, что королевская служба, эка невидаль!) одержать верх над ревностным кардиналистом. Пришлось импровизировать на ходу.
- Мне случалось читать у Гиппократа, что это полезно для здоровья, - как бы невзначай брякнул Раймонд. Конечно, Гиппократ мог писать все, что ему бы заблагорассудилось, но жил-то он не в Париже, а где-то, кажется, в Фессалии, где можно безо всякого вреда разгуливать зимой хоть босиком. Попробовал бы сам попрыгать по снегу!
Даже дальнейший обмен любезностями продолжал вертеться вокруг той же морозной темы:
- Ах, сколько благородства! Жаль, что угольщики такие неотесанные мужланы, и почитают достойной наградой за работу только презренный металл.
Да, нынешнее положение было таково, что ничего привлекательнее камина в воображении не рисовалось. Разве что только камин, у которого бы сидела маркиза. По всей видимости, именно этим она сейчас и занята. Следовательно, те следы принадлежат совсем не ей, следовательно, никакой более причины дальше отмораживать свои старые кости не было. Эх, самому бы теперь в Пале-Кардиналь... а еще лучше обоим. Пусть старый знакомый своими глазами посмотрит, как хорошо быть кардиналистом.
- А между тем очень зря. Видите ли, Его Высокопреосвященство почитают скупость грехом не меньшим, нежели алчность, - жаль, что погода никак не позволяет хотя бы на миг скинуть перчатки и онгрелин, чтоб и предложить взвесить в руке кошелек, и заодно покрасоваться кольцами - как обычно, их было пять или шесть. - И потом... неужели помочь согреться может лишь враг рода человеческого? О чем Вы говорите, сударь, мы ведь с Вами добрые католики.
Кстати, как раз отчасти из-за этого так холодно. Сегодня же пятница, постный день - а на пироге много не нагреешься. Ну почему нельзя было вытолкать его за дверь завтра, после кусочка вкусного и полезного мяса? Бывают ведь в жизни огорчения. Де Вард уже твердо решил, придя домой, прикинуться простывшим и заставить медика страдать от мук совести.
А вот, услышав неприятное слово "дуэль", граф чуть заметно дрогнул и издал еще один нечленораздельный фыркающий звук, чтоб скрыть замешательство. К тому же, для разговора на кошачьем не надо было лишний раз морозить горло. А напоминание, ей-ей, неприятное - бог с ней, с кровью, но когда под угрозу попадает возможность танцевать, это уже очень серьезно.
- Дуэлей мне хватает с Маржери, когда ей пятый раз на неделе нужны деньги на чулки. Иные клиенты просто невыносимы, после них платье и на тряпки не всегда годится, - нашелся он, наконец, когда эквивалента такому длинному высказыванию в кошачьем лексиконе не припомнил. Конечно, это тоже был чистый эпатаж, пусть гасконский авантюрист знает, с кем связался. Кстати, а Маржери в самом деле не везет - вечно ее то опоят, то прибьют. Правда, с чулками, конечно, виноваты не клиенты - сама же постоянно и разрывает. Де Вард уже почти отчаялся когда-нибудь выучить ее аккуратности, но такие подробности не для роялистских ушей, - Впрочем, что я Вам толкую - Вы, наверное, и не видели никогда хорошеньких девочек - видите ли, миленькие курочки тоже больше обрадуются горстке зерна, нежели толкам о независимости.
Присутствия юного поколения он и не заметил, не то б непременно поостерегся заговаривать о девицах. Конечно, в наш ужасный век редко кто женится невинным, но всему свое время.
Во всяком случае, в одном старинный враг был прав - здесь как-то не слишком тепло.
- Пожалуй, Вы правы - на улице так зябко, что согреться навряд ли помогут даже пятьдесят шажман де пье*.


* - невысокий прыжок с переменой ног из пятой позиции в пятую; вообще граф скорее имеет в виду обычный прыжок на месте, просто рисуется

+2

9

«Снег снегом, а кушать хочется всегда»,-  заключил про себя Портос и, вжав голову в плечи, вышел из теплой комнатки на улицу. Теперешняя зима уже не раз получала проклятия от мушкетера. Во-первых, из-за погоды, во-вторых, из-за недостатка денег ввиду задержки жалования, в-третьих, наконец, из-за того, что завтраки, обеды и ужины, на которые Портос мог рассчитывать, придя в гости к друзьям, стали все реже и вскоре совсем исчезли, так как жалованья не было ни у кого…
Но голод был сильнее мороза, и мушкетер решился на прогулку в надежде встретить кого-нибудь знакомого и любыми усилиями добиться приглашения на обед. На крайний случай – дорогая госпожа Кокнар. Крайний случай, против ожидания, наступил намного раньше, так как мушкетер быстро замерз и, чертыхаясь, побрел к дому прокурора. Он был согласен на все, даже на худенькую курицу, даже на бульон, даже на зачерствелый пирог… Но не суждено было сегодня несчастному Портосу пообедать! Мадам Кокнар, хоть и обрадованная визитом непутевого возлюбленного, не пустила его даже погреться, так как с самого утра ноги ее дражайшего супруга доставляли всем обитателям дома немалые проблемы, в числе которых, между прочим, отсутствие обеда, ибо, по принципу хозяина,  не ест глава семьи – не ест никто.
В общем, от дома прокурорши Портос шел мрачнее той тучи, что нависла над Парижем и беспощадно сыпала на головы горожан противные хлопья снега. Привычка относиться ко всему с улыбкой уже готова была дать сбой, когда мушкетер вдруг увидел впереди знакомую фигуру, оказавшуюся Д’Артаньяном, и неизвестного господина в о-о-очень теплом и красивом одеянии. Неизвестно, какая причина первая побудила Портоса подойти к этой паре: внешний вид незнакомца или друг, - но мушкетер ускорил шаг и в считанные секунды стал третьим участником разыгравшегося на улице представления.
-Друг мой, Д’Артаньян! – воскликнул Портос чуть осипшим, но все еще громогласным голосом, опустив замерзшую руку на плечо гасконцу. – Вот так удача! Мерзнуть вдвоем веселее, правда? - Он старался не замечать собеседника Д’Артаньяна, но заманчивая шубка не давала ему покоя. Наконец, чувствуя, что невежливо поступает по отношению к господину (или шубке, так бесцеремонно ее разглядывая), он произнес:
-Добрый день, сударь! Прекрасная погодка сегодня, правда? Осознав, что что-то пошло не так (разговор о погоде выручал Портоса всегда, за исключением этого случая), мушкетер покраснел, что не было заметно, так как мороз уже порядочно разукрасил его лицо.

+3

10

Гасконец уже вполне был готов сделать парочку прыжков, если конечно граф составит ему компанию, но признаваться юноша не собирался.
- Я бы с удовольствием посмотрел, как вы выделываете все это, но боюсь, что...- его прервало громкое восклицание. Шарль даже не сомневался в том, кто это. Лицо гасконца озарила улыбка. Все-таки компания друга при любом раскладе лучше, чем компания кардиналиста, что о своих руках печется больше, чем о шпаге. Которая, по мнению гасконца, была куда важнее.
Сильная рука, опустившись на весьма прошедшее плечо,  едва не заставила гасконца покататься,  что привело бы к ещё одному падению. Хотя...  Даже если бы по вине Портоса, пришлось бы ещё раз искупаться в снегу,  юноша, пожалуй, даже не обиделся бы. Шарль взглянул на друга,  слегка разминка плечо,  да,  этого силача даже мороз не пронимает, все такой же жизнерадостный, как и всегда,  отметил про себя гасконец. Интересно, что вытянуло Портоса на улицу в такую-то погодку? Неужели любовь к прокурорше так сильна? Эта мысль заставил гасконца вспомнить о своей возлюбленной.
Однако приятные мысли стоило отложить. Следует познакомить мушкетера и графа. Господь всемогущий, как же Шарль не любил все эти светские условности, особенно в такую погоду!
Портос, познакомьтесь, это граф де Вард, я имел честь познакомиться с ним при весьма... интересных обстоятельствах. Граф, господина Портоса вы наверняка знаете, ну, или наслышаны о нем,- Шарль переступил с ноги на ногу. Уж слишком долго он стоял на морозе. Надо было что-то делать с этим, иначе разговор может затянуться, и через час другой на их месте будут стоять три ледяные скульптуры. Весьма сомнительное украшение.
- Определенно веселее, тем более, что мы с графом решили немного согреться, зайдя в какой- нибудь трактир. Не желаете, дорогой друг, пойти с нами?- д'Артаньян подметил заинтересованный взгляд друга, обращенный на графа. Похоже, посиделки обещают быть веселыми.

Отредактировано Шарль Д'Артаньян (27 Окт 2015 01:09:56)

+4

11

В весьма скором времени пришлось пожалеть о длине своего языка и признаться, что наплел лишнего.
- Право, не сейчас, я не охотник скакать, так утеплившись - да и несподручно как-то делать это в сапогах. - категорически отказался Раймонд. Лучше уж спрятаться в воротник до самых глаз, чем публично демонстрировать свою неграциозность. А что, разве есть на свете человек, способный легко и изящно протанцевать, будучи до колена укутанным в меха? Вот и граф так не думал. Тем не менее, в картинную* третью позицию он все-таки встал - пусть прохожим сразу будет бросаться в глаза его отличие от человека военного**. И наплевать, что такими условностями никто, кроме него, не заморачивается и смотрят прежде всего все-таки на лицо.
Именно на их лица и посмотрел геркулесового вида мужчина, проходивший мимо. При ближайшем рассмотрении им оказался господин Портос - лично знакомы они не были, но та информация о нем, которая долетала до ушей графа, извиняла даже роялистские взгляды.
- Как же, грех не знать, - он поклонился (правда, здесь следует прибавить, что уже в следующую секунду де Вард убедился в том, что даже ну очень красиво уложенная шевелюра - не лучшее спасение от холода, и поспешил снова надеть шляпу), - а что, командирам и в такой мороз служба на ум приходит?
Нежданное знакомство пришлось весьма кстати - оставалась надежда, что по крайней мере дракой встреча не окончится. Раймонд, как ни любил острить, всегда капельку побаивался гасконца. Бог весть, что можно наговорить под хмельком.
- Вот только не вздумайте после этого мне доказывать, господа, что роялистам живется получше, чем нам. Виданое ли дело теперь в одном плаще расхаживать...


* - на большинстве парадных портретов изображенные встают либо в третью, либо в четвертую позицию
** - а вот военным полагается облегченная первая, когда угол между ступнями со 180 градусов сокращается до 90

+4

12

Даже если бы Д'Артаньян с графом были заняты чем-то, не допускающим вмешательства третьего лица, Портос ни за что на свете не отошел бы от них. Поздравив себя со встречей друга, мушкетер смутно прокрутил в голове эту мысль и и еще более внимательно всмотрелся в пока не известного ему господина.
-Портос, познакомьтесь, это граф де Вард, я имел честь познакомиться с ним при весьма... интересных обстоятельствах. Дружелюбная улыбка тронула посиневшие от холода губы Портоса, и взгляд его в сотый раз скользнул по графу. Повторив про себя его имя, он не смог припомнить  ни одного факта, разговора или ситуации, которые были бы связаны с этим  дворянином, но всякий титул невольно вызывал у мушкетера уважение и любопытство, поэтому Портос почтительно поклонился, внезапно смутившись представлению собственной персоны. Хотя замечание Д'Артаньяна, что граф де Вард мог быть наслышан о нем, польстили самолюбию мушкетера, вследствие чего он гордо выпрямился. Но вскоре снова незаметно покраснел, услышав положительный ответ графа.
Что?! "Командирам"? В замешательстве "командир" Портос взглянул на друга и попытался ответить:
-Ну что Вы! Я вовсе не... То есть не то чтобы... Не совсем, пока еще... Не очень... Не так уж и холодно сегодня! - наконец выговорил он совершенно не то, что задумывал сначала.
Последующее предложение гасконца зайти в трактир несказанно обрадовало мушкетера, и он едва удержался от ликующих возгласов, стараясь подражать изящной речи графа.
-С великим удовольствием присоединюсь к Вам, господа.
И не вытерпел:
- Ужасно холодно, каналья! Кабы не Вы, мой друг, и не Вы, сударь, пришлось бы согреваться дуэлью с гвардейцами! Последние слова Портоса потонули в его хохоте, но реплика графа де Варда об "одних плащах", "роялистах" и, что наиболее страшно, каких-то неведомых "нам" заставила мушкетера побледнеть.

+2

13

Марсель опустил снежок и отряхнул от снега перчатки.
- Пойдём, Люсьен, нам тут ничего делать. Хоть это и мушкетер Его Величества, но это какой-то хороший знакомый графа. Знал бы малыш, что это за "хороший знакомый", он бы выдержал и остался ещё хоть немного понаблюдать. Но он не знал. Но и уйти не успел, когда к паре приблизился ещё один мушкетер, по стати похожий на цирковых силачей, чем вызвал восхищенные взгляды обоих мальчишек. Обмен любезностями продолжился, и на этот раз Марсель услышал имя "Портос". Марсель услышал, а Люсьен, кажется, узнал первого:
-Что же получается, господин Марсель, помощник Вашего господина водит дружбу с мушкетерами - противниками кардинала? Да ещё с самим д'Артаньяном! - вполголоса, если не тише, пробормотал он на ухо пажу.
- Люсьен, не лезь в то, чего не понимаешь! Если Их Высокопреосвященство доверяют графу, то они-то нас поумнее, наверное. И раз граф так спокойно разговаривает с господином д'Артаньяном, то это тоже для чего-то нужно! Если только это не нечаянная встреча... Тогда... Тогда графу нужна поддержка, но поддержка старших. А пока, пойдем-ка чуть вперед, но не намного...
Они вообще ни насколько не ушли вперед, потому что у самой стены дома, на самом углу, вдоль которого шли ребята, под слоем свеженаметенного снега скрывалась скользкая замерзшая канава нечистот. Как пух от порванной перины, как струи запущенного весной фонтана, снег хлынул от дома на дорогу, и вместе со снегом на мушкетеров и графа вылетели двое слегка замерзших мальчишек, ищущих, как бы остановиться*. Остановиться получилось у Люсьена, ухватившегося сзади за перевязь крепко стоящего на ногах Портоса, как раз в тот момент, когда тот что-то говорил о драке с гвардейцами. Он тут же подумал о своем маленьком начальнике, но было поздно: паж уже уцепился за руки графа де Варда и д'Артаньяна, будто желая навеки подружить их. Оба от неожиданности слегка прокатились, но буквально пару дюймов.
Дева Мария, что будет?! Если мне разрешат остаться, то всё свободное время готов на заледеневших стоках тренироваться!

______________

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Марсель де Кретель (9 Ноя 2015 00:21:37)

+3

14

Только Шарль хотел сказать, что он и сам не отказался бы от дуэли с парочкой кардиналистов, как за спиной раздался шум, и через секунду кто-то очень крепко вцепился в руку гасконца, из-за чего тот немного проскользнул по довольно утоптанному снегу.
Хорошо хоть на ногах удержался. Второй раз за день снежные ванны - это уже было бы слишком
Да уж, подобного "нападения" Шарль никак не ожидал. Между ним и графом де Вардом, используя их руки, как веревки качели, повис мальчишка на вид лет шести-семи. Вот уж кому такая погодка должно быть по нраву - резвись да играй в снежки, больше никаких хлопот.
Шарль улыбнулся. На ум юноше пришло его беззаботное детство. Как же хорошо было возвращаться домой и отогревать у камина покрасневшие от мороза руки. Сейчас бы оказаться у того самого камина...
Д'Артаньян чуть тряхнул головой, отгоняя ностальгию. И не нашел ничего лучше, чем прервать неловкое молчание, образовавшееся после появления мальчишек. Только сейчас гасконец заметил, что их было двое. Второго Портос загородил своим массивным телом.
- Юноша, Вам никогда не говорили, что столь стремительное вмешательство в разговор взрослых может быть расценено, как крайняя степень невежества, - нет, не подумайте, что гасконец, манеры которого не были идеальны, собирался отчитывать парнишку. Слегка пожурить, да, но не более. Нотации пусть граф читает, уж этот кардинальский прихвостень в этом разбирается получше, чем в фехтовании.

Отредактировано Шарль Д'Артаньян (19 Ноя 2015 22:22:55)

+3

15

Опять дуэль! О, святой Пахомий, неужели ему все-таки придется взяться за шпагу? Ему, такому утонченному, такому воспитанному, такому ценителю прекрасного - и с замиранием сердца смотреть, как по клинкам прыгают искорки? В исходе не приходилось сомневаться ни одной секунды: если с одним противником еще можно было надеяться, то в данной ситуации можно было только смущенно проблеять, что совсем забыл, как мадам Р. просила не опоздать к званому обеду, и спастись бегством. Гордость, конечно, очень сильно пострадает, но зато сам целее будешь.
Почуяв, что в воздухе начинает попахивать жареным, де Вард уже собирался либо попытаться вернуть беседу в более мирное русло, (если же это не удастся, придется, по всей вероятности, спасать свою бедную шею). Он уже даже успел открыть рот, чтоб напомнить о большей вероятности согреться от теплого вина, чем от драки. Но этот весомый аргумент остался невысказанным. Мгновенье спустя, как некие древние боги из машины, пардон за избитое сравнение, на них вылетела пара мальчишек того уже отнюдь не ангельского возраста, когда на уме одни шалости, а фантазия работает так хорошо, что шалость никогда нельзя предугадать.
- Это заговор! Молодой человек, с Вашей стороны это даже жестоко так незаметно подкрадываться. - как обычно, граф сильно переигрывал, но он всякую минуту ожидал нападения, порядком разнервничался и потому пытался за показной строгостью скрыть замешательство, - И - да, у нас был важный разговор с этими господами.
Правда, такое бубнящее настроение, скорее присталое старому школьному учителю, продолжилось ровно до тех пор, пока де Вард не узнал юного смутителя взрослых бесед.
- А, это ты... Ну, если ты, тогда ладно. - подумав, что мальчик мог замерзнуть, он распахнул полы онгрелина и укрыл его одной из сторон.
То есть, ладно-то ладно, а на самом деле не все так гладко. Насчет трактира у всех троих были самые серьезные намеренья, но вовлекать в это дело парнишек не следовало. Не хватало еще потом им "А дайте попробовать" вкупе с выразительным взглядом на вино.
- Господа, что делать-то будем? - с довольно неуверенным видом оглядел он собеседников, намекая, что лично он пока как-то не в настроении строить снежную крепость и потом брать ее штурмом.

+3

16

К счастью, замешательство Портоса продолжалось недолго.  На помощь мушкетеру, уже тысячу раз пожалевшему об изъявленном желании драться с гвардейцами и стоявшего с чрезвычайно растерянным лицом,  не пришли даже, а прилетели откуда-то двое мальчишек.
Портос сообразил это только в тот момент, когда один из них ухватился за его перевязь.  Мушкетер слегка покачнулся. Нет, его не волновали тогда изъяны этой самой перевязи, Портосу было очень некомфортно из-за того, что при падении пока еще не известного ему субъекта за шиворот плаща попало приличное количество снега! Эти неприятные  ощущения заставили его прогнуться сначала вперед, а потом назад, и благодаря движению он остался стоять на ногах. Лишь тогда, когда колючий снег больше не причинял беспокойства мушкетеру,  он повернулся к тому, кто стал главной его (беспокойства) причиной.
- Юноша, Вам никогда не говорили, что столь стремительное вмешательство в разговор взрослых может быть расценено, как крайняя степень невежества. Портос недовольно покосился на мальчика, стряхивая снег с плаща.
-Не только в разговоры... Вполне естественно, что мушкетер к тому времени не имел никакого опыта в общении с детьми, поэтому больше не стал ничего добавлять. Вот будь дите старше лет на 15, разговора никакого не надо: шпаги наголо - и вперед. Но с ребенком... Что можно сделать с ребенком? К удивлению Портоса, ответ на это вопрос нашел граф, которые узнал маленького нарушителя спокойствия жителей Парижа. Мушкетер с изумлением и даже завистью наблюдал за мальчиком, спрятавшимся в теплом одеянии графа. И следующий вопрос де Варда был как нельзя более кстати.
-Я предлагаю сейчас же  отправиться туда, куда мы собирались, господа! - излишне громко и резко ответил он, уже не чувствуя пальцев на ногах. Нет конечно, он не думал о том, что детишкам по каким-то причинам нежелательно идти в трактир.
-Госп...Суд... Ай, черт! - Портос наклонился поближе к одному из мальчиков, чтобы избежать прямого обращения. - Вы голодны, наверное?
-Ну конечно! Кто не голоден в такой холод?! - тут же ответил он сам себе. - Пойдемте, господа, прошу Вас! Мушкетер для надежности потоптался на месте и развернулся.

+1

17

Их нечаянный налет был воспринят как шалость. Марсель и извиниться не успел, как его слегка отчитали.
- Ваше Сиятельство!- поклон графу, - Господин д'Артаньян - мой слуга узнал Вас, господин Портос - приношу извинения и за Люсьена - поверьте, мы не собирались прерывать Вашу беседу, хотя я и подумывал, что господину графу может понадобиться помощь, но не от детей же! Мы шли в стороне, но подскользнулись и не смогли помочь друг другу остановиться, так что кроме извинений должен и принести благодарность вам всем за то, что помогли нам обойтись без увечий, - заканчивал он, уже обернутый теплой полой графа. Надо будет как-нибудь сказать об этом мадам де Комбале, ей понравится. 
- Госп...Суд... Ай, черт! Вы голодны, наверное?
Люсьен уже стоял рядом с пажом и графом и на предложение пойти в трактир ответил довольной улыбкой - он был голоден всегда.
- Марсель де Кретель, паж Его Высокопреосвященства, - спокойно отрекомендовался Марсель. - Благодарю, сударь, вообще-то мы не так давно вышли из дома, но пять минут погреться у камина я бы не отказался. - и он вопросительно посмотрел на графа.

Отредактировано Марсель де Кретель (28 Ноя 2015 23:56:40)

+1


Вы здесь » Три Мушкетера: Тайны Французского Двора » За кулисами » Жить станет лучше, жить станет веселее! {12 февраля 1627}